Выборы в Германии в 2021 году могут изменить подход страны к Южному Кавказу и Каспию
Зарубежные материалы по Каспию

Выборы в Германии в 2021 году могут изменить подход страны к Южному Кавказу и Каспию

Американский эксперт Мириам Фридман в статье для мозгового центра «Каспийский политический центр» дала свою оценку перспективам развития политики Германии в Каспийском регионе с учётом результатов проведённых этой осенью выборов в Бундестаг.

26 сентября левоцентристская Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) одержала победу на выборах с 25,7% голосов, за ней последовала правоцентристская ХДС-ХСС с 24,1%. Но результаты выборов нечеткие, и создать новую правящую коалицию будет непросто. По мере того, как ведутся коалиционные переговоры, мы можем увидеть изменения в германо-каспийских отношениях. Обладая одной из крупнейших экономик мира и значительным политическим влиянием, Германия осторожно подошла к Каспийскому региону. Хотя многие эксперты не прогнозируют серьезных изменений в общей направленности внешней политики Германии, решения, принятые при формировании нового правительства в Берлине, могут означать сдвиги в том, как Германия будет взаимодействовать с Южным Кавказом и Каспием.

Стабильность на Южном Кавказе напрямую влияет на европейскую безопасность на его черноморском фланге. События на Южном Кавказе и в Центральной Азии все больше влияют на отношения ЕС-Россия, ЕС-США и ЕС-Турция и наоборот. Германия была ключевой фигурой в регионе, играя ведущую роль во взаимодействии с Россией по Украине, противодействуя политике Турции в Восточном Средиземноморье, а также участвуя в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) с Ираном. Двигаясь вперед, Германии также необходимо будет уделять больше внимания роли и амбициям Китая, а также тому, как Германия будет вести себя с Афганистаном с точки зрения своего внутреннего развития и риска терроризма и других дестабилизирующих воздействий на Евразию. Немецкие активы, будь-то с точки зрения помощи в целях развития или политического влияния, имеют важное значение, поскольку мир работает над решением этих важных вопросов. Вес Германии в международной торговой системе дает ей дополнительные рычаги воздействия, в том числе при взаимодействии с Китаем.

Участие Германии в процессах на Южном Кавказе, как двусторонне, так и в контексте ЕС или ОБСЕ, напрямую связано с ее интересами в отношении общей стабильности и процветания региона, а также с самоопределением стран. Экономические связи Германии с регионом также важны. Азербайджан является шестым по величине поставщиком нефти в Германию и основным получателем прямых иностранных инвестиций Германии на Южном Кавказе. Германия также является основным торговым партнером Армении в ЕС и одним из самых важных прямых иностранных инвесторов в стране. Более того, даже если Германия стремится стать лидером в борьбе с изменением климата, она заинтересована в каспийских энергоресурсах, так как трубопроводы в Европу жизненно важны для энергетической безопасности Европы. Тем не менее, поддержка уходящей в отставку Ангелы Меркель и правительством Германии трубопровода «Северный поток-2», доставляющего газ из России в Германию и в обход Украины, вызвала серьезные сомнения в отношении приверженности Германии обеспечению европейской энергетической безопасности и противодействию действиям России по поставкам газа. Забегая вперед, некоторые эксперты предполагают, что зеленые могут занять более жесткую позицию против «Северного потока», если они присоединятся к коалиции, даже хотя бы потому, что они уделяют большое внимание проблемам окружающей среды.

Германия взаимодействует с Южным Кавказом через ОБСЕ и НАТО, а также через свои прямые двусторонние отношения. Действующий председатель ОБСЕ, а в 2016 году министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер пытался оживить усилия для решения нагорно-карабахского конфликта и открыть возможности для мирных переговоров. После четырехдневной войны в апреле 2016 года Штайнмайер встретился с руководством Армении и Азербайджана. Хотя за время руководства Штайнмайером не произошло значительного прорыва, Германия остается членом Минской группы и серьезно заинтересована в успехе более широкой архитектуры европейской безопасности.

Кроме того, Германия поддерживает сближение Армении с ЕС и НАТО и выступает за более тесные политические и торговые связи между ЕС и Грузией, особенно с учетом напряженности между Россией и Западом из-за Украины. В то же время, как ключевой партнер НАТО и глядя на возможное вступление Грузии в альянс, канцлер Ангела Меркель в прошлом исключила любое ускоренное членство Грузии в НАТО. Берлин утверждал, что соглашение с Грузией приведет к тому, что Россия будет менее склонна работать с США и НАТО по вопросам противоракетной обороны и разоружения. Проблемы, связанные с Абхазией и Южной Осетией, и подавление оппозиционных движений также заставили Германию с осторожностью принять заявку Грузии.

В зависимости от состава новой правительственной коалиции Германия может занять более жесткую позицию по отношению к России и поддержать идею большей интеграции в сфере безопасности с Южным Кавказом. Хотя и Шольц, и Лашет сигнализировали, что они не сильно отклонятся от подхода Меркель к России, который отделяет дипломатическую критику от экономического сотрудничества, зеленые гораздо более агрессивны. Если партия вернет себе пост в министерстве иностранных дел, это может означать гораздо более критическую позицию по России. Какие партии присоединятся к новой коалиции и какие министерства они выиграют, также может повлиять на то, как Германия подходит к вопросам прав человека и демократического развития; в последние годы Германия предпочитает решать эти вопросы тихо, а не через публичные заявления.

Поскольку ни одна партия не набирает большинства в Бундестаге, коалиционное правительство неизбежно. Вопрос о том, какие партии возглавят правительство и на какие компромиссы придется пойти, пока неясен. Основные претенденты на пост канцлера, Олаф Шольц из СДПГ и Армин Лашет из ХДС-ХСС, ведут переговоры с другими партиями, чтобы попытаться сформировать правительство. Прямо сейчас и СДПГ, и ХДС-ХСС рассматривают зеленых и либеральных СвДП как партии, нацеленные  быть в качестве партнеров по коалиции. Но с учетом того, что у Зеленых и СвДП такие разные взгляды на климатическую стратегию Германии, исход переговоров по коалиции вполне может повлиять на будущую позицию Германии по вопросам энергетики и климата, включая будущее спорного газопровода Nord Stream 2 и развитие источников энергии. Такая политика может иметь большое влияние на экспорт энергоносителей с Южного Кавказа, а также на политику Запада в отношении климата и будущих энергетических систем в более широком смысле. Даже если не произойдет фундаментальных сдвигов в политике, изменения в тактике и тоне немецкого участия будут иметь важные последствия.

29 ноября, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели