Вызовы для Индии в Центральной Азии – часть вторая
Аналитика, Геополитика и геоэкономика, Зарубежные материалы по Каспию

Вызовы для Индии в Центральной Азии – часть вторая

Редакция портала «Каспийский вестник» публикует продолжение научной статьи индийского исследователя региона Шоаиба Кхана. Автор является научным сотрудником Центра центрально-евразийских исследований Университета Мумбаи, президентом Общества образования и культуры АЛЬФААЗ, Мумбаи, преподавателем Колледжа социальных работников Махим, Мумбаи.

С первой частью статьи можно ознакомиться здесь.

Вызовы для индийской внешней политики в регионе

В отличие от России, Китая и Соединенных Штатов, Индия начинает с более низкой базы взаимодействия с регионом после распада Советского Союза. Несмотря на относительно значительное экономическое присутствие Индии в Афганистане, которое во многом определялось участием в афганских делах Пакистана, Индия только сейчас начинает быть активной. Дели при этом выходит за рамки «одержимости» Пакистаном и придаёт Афганистану роль ключевого межрегионального интегратора.

Индия также сталкивается с серьезными ограничениями в области экономического и социального развития, которые вынуждают руководство страны сосредоточиваться на внутренних, а не региональных проблемах и возможностях. Это естественно ограничивает ее экспансию в качестве великой державы. Кроме того, Индия не имеет столько денег, как Китай, чтобы инвестировать их во всевозможные проекты, и в первую очередь тратится на решение внутренних проблем. Партнерство с другими субъектами на стратегическом уровне может открыть двери для финансовой, дипломатической и военной поддержки, необходимой Индии для достижения своих целей (15).

В связи с прогрессом Индии по развитию порта Чабахар в Иране, теперь необходимо выработать стратегию дальнейшего эффективного продвижения в регионе, охватывающем Иран, страны Центральной Азии и Россию. Наряду с тесным сближением с США это будет полезно Индии для защиты своих интересов в Евразии. Россияне также заинтересованы в создании формата взаимодействия в этом контексте, способного объединить Афганистан, Китай, Иран, Пакистан, США, страны Центральной Азии и Индию.

«Большая игра» в Евразии развернулась между Россией и Великобританией, а затем США в XX веке; «Большая игра» XXI века также разворачивается в Евразии, но уже с многоуровневым подходом, где свою политику проецирует значительно большее количество стран, в том числе и  Индия со своей Евразийской стратегией.

Евразийский регион очень важен для развития Индии. Поскольку энергетические ресурсы сегодня являются основными торговыми товарами, Индия стремится установить связь с регионом, стимулируя быстрое создание  инфраструктуры. Индия, как таковая, признает свое положение на геополитической арене и работает над предложением альтернативы китайской инициативе «Один пояс – Один путь» (16).

Фундаментальные интересы, которые преследует Индия в Центральной Азии, связаны с получением доступа к природным ресурсам. В казахстанской и туркменской нефти и газе, узбекском уране Индия видит выгодные источники получения энергоресурсов, которые она уже некоторое время пытается диверсифицировать.

Вечно изменчивый ближневосточный регион, западные, а теперь и американские санкции против Ирана, неуклонно растущие цены на нефть – всё это в совокупности негативно сказывается на реализации постоянно растущих потребностей Индии в энергии. Для Индии, зависящей в основном от импортных продуктов, Центральная Азия оказывается крайне важной территорией. Фактически ONGC Videsh Ltd. — зарубежное инвестиционное подразделение индийской государственной нефтегазовой корпорации, вошло в казахстанский нефтегазовый сектор ещё в 2011 году за счёт покупки Сатпаевского нефтяного блока, однако до сих пор реализовать свои цели в данной сфере Индии не удалось.

Вторая актуальная задача для Индии в Центральной Азии  — это создание инфраструктурной взаимосвязи. Все центральноазиатские государства не имеют выхода к морю, хотя когда-то это был смежный район с Индией. Это препятствует торговле и движению товаров и людей. Например, широко рекламируемый проект газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан — Индия) до сих пор не реализован, несмотря на то, что он был запущен еще в 1990-х годах именно по этой причине — соперничество Пакистана и Индии препятствовало развитию сухопутных торговых путей в Индию и из Индии в Евразию.

Именно поэтому Индия занялась строительством мультимодального международного торгово-транспортного коридора «Север-Юг» (INSTC), который амбициозно стремится соединить индийский порт Мумбаи с Санкт-Петербургом в России. С этой целью Индия инвестировала значительные средства в развитие иранского порта Чабахар, через который будет проходить коридор. Страны Центральной Азии являются одним из основных компонентов INSTC (17).

Индия рассматривает страны Центральной Азии и центральноазиатские ресурсы не так, как наиболее мощные сегодня мировые державы.  Высокие темпы роста индийской экономики обуславливают рост потребления и импорта нефти и газа. В своих усилиях по диверсификации источников импорта нефти Индия, в первую очередь, рассматривает страны Центральной Азии (18).

С 1991 года страны Центральной Азии и Индия установили двусторонние торгово-экономические отношения в ряде областей, таких как фармацевтический сектор, текстильная промышленность, металлургия, химическая промышленность, углеводородное сырье, горнодобывающая промышленность, переработка полезных ископаемых, строительство и промышленное производство. Страны Центральной Азии являются одними из крупнейших бенефициаров программы ITEC, а Нью-Дели предлагает обучение по вопросам развития людских ресурсов.

Хотя связи Индии с Центральной Азией имеют давнюю историю, экономические, стратегические отношения Индии с регионом в области безопасности остаются неудовлетворительными. Стратегические отношения Индии с пятью центральноазиатскими странами получили новый импульс в XXI веке, в частности, с 2012 года.  В течение последних нескольких лет Дели активизировал свое взаимодействие с центральноазиатскими республиками с целью построения долгосрочного партнерства, как на двусторонней основе, так и коллективно (19).

Стратегия, принятая Индией в отношении Центральной Азии

В настоящее время Индия получает почти три четверти потребляемой нефти из-за рубежа, в основном из нестабильного ближневосточного региона. В системе обеспечения национальной безопасности и внешней политике Индии энергетическая безопасность является центральным компонентом. Поскольку Индия, по прогнозам, будет все больше зависеть от импорта энергии, сокращение зависимости от Ближнего Востока и получение альтернативных источников энергии стало жизненно важной задачей. Центральная Азия богата залежами углеводородов, как на сухопутных месторождениях, так и в Каспийском море. На их долю приходится, по оценкам, 4 процента мировых запасов природного газа и примерно 3 процента запасов нефти (20).

Казахстан, Туркменистан и Узбекистан в большей степени богаты этими ресурсами, хотя Таджикистан и Кыргызстан также имеют потенциал в сфере гидроэнергетики. Кроме этого, Центральная Азия имеет запасы урановой руды и потенциал для ее обогащения, что также может использоваться в качестве источника получения урана для гражданской ядерной программы Индии. В долгосрочной перспективе всё это поможет диверсифицировать ее энергетическую базу (21). В политике энергетической безопасности Индии Центральная Азия занимает первостепенное значение. Индийская государственная нефтегазовая корпорация (ONGC) в последнее десятилетие стремится инвестировать в Казахстан, который имеет три богатейших в мире месторождения нефти. ONGC приобрела значительные доли в месторождениях «Алибекмола» и «Курмангазы» в казахской части Каспийского моря.

Совсем недавно ONGC попыталась купить долю в холдинге американской компании ConocoPhillips на месторождении Кашаган. Хотя индийское правительство начало инвестировать в нефтяные месторождения в Центральной Азии, его политика по транспортировке этой нефти на индийский рынок или разработке сделок по нефтяным свопам все еще развивается. Правительство Индии приняло участие в переговорах по строительству газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) протяженностью 1680 км, стоимость строительства которого оценивается в 7,6 млрд. долл. США. Проект ТАПИ предназначен для транспортировки 30 млрд кубометров газа с месторождений природного газа в Туркменистане через Афганистан и Пакистан в Индию (23).

Строительство газопровода застопорилось по разным причинам, в том числе из-за ранее взятых на себя обязательств по поставкам туркменского газа в Россию, трудностей взаимодействия с Ашхабадским режимом и рисков безопасности, связанных с трубопроводом, который пройдет через южный Афганистан. В результате, несмотря на ажиотаж вокруг проекта ТАПИ, есть сомнения в том, будут ли международные компании готовы его финансировать. Поэтому практическая реализация проекта пока находится на ранней стадии (25). Кроме того, после визита китайского премьера Си Цзиньпина в Туркменистан в сентябре 2013 года появились предположения, что проект ТАПИ может быть полностью сорван, но строительство трубопровода всё же началось.

В матрице безопасности Центральной Азии Индия стремится играть большую роль и предотвращать реальные и предполагаемые угрозы своей национальной безопасности. Нью-Дели в течение последнего десятилетия стремился укрепить свои активы в области безопасности в регионе, в частности путем приобретения первого иностранного военного форпоста в Таджикистане, поскольку только узкий 20-километровый участок афганской территории отделяет Индию от управляемого Пакистаном Кашмира. В 2004 году авиабаза в Айни была отремонтирована Индией, которая, как сообщается, потратила на это 70 млн. долл. Хотя намерения Нью-Дели никогда не были открыты для общественности, в средствах массовой информации появились предположения, что эскадрилья бомбардировщиков МиГ-29 будет размещена на авиабазе (27). Авиабаза Айни рассматривалась некоторыми как символ растущих стратегических устремлений Индии и попытка спроецировать индийскую военную мощь в Центральной Азии (28).

С точки зрения торговли со Средней Азией Индия также значительно отстает от игроков первого и второго ранга, хотя ее торговые отношения с регионом неуклонно и быстро растут. Общий объем двусторонней торговли с центральноазиатскими государствами в 2008 году оценивался в 200 млн. долл. США, что далеко от 15 млрд. долл. США, которые тогда имел Китай. Индия была 16-м по значимости торговым партнером для Узбекистана и 22-м по значимости для Таджикистана. Следующие два года показали рост, и общий показатель торговли между Индией и Центральной Азией достиг 467,7 млн. долл. Казахстан составил две трети от этого показателя — $ 305,72 млн., А Узбекистан занял второе место — $ 71,82 млн. (30).

Значительная доля индийского экспорта в Центральную Азию — около 30% принадлежит фармацевтике, и фармацевтические заводы также составляют существенную долю ее инвестиций в регионе. Другими экспортными товарами являются чай, медицинское оборудование, машины, табак и потребительские товары. Основными статьями импорта для Индии за пределами энергетической области являются асбест, пшеница, сталь, алюминий, шерсть и необработанные шкуры. В то же время прямые иностранные инвестиции Индии в регионе слишком малы, чтобы фигурировать в докладах. Единственной индийской компанией, зарекомендовавшей себя в Центральной Азии, пока является ArcelorMittal—индийская по происхождению, но базирующаяся в Роттердаме, которая специализируется на металлургии в Казахстане (31).

Хотя торговля Индии с Центральной Азией столкнулась со значительными трудностями, ее постепенный рост, тем не менее, свидетельствует о том, что как товарные запасы, так и объем экспортируемых в регион товаров могут быть еще более расширены. Одной из недостаточно изученных областей является информационные технологии, в которой Индия уже добилась успехов, открыв центры во всех государствах Центральной Азии. В 2011 году Казахстан и Индия подписали меморандум о взаимопонимании по созданию совместного центра в университете Астаны. Хотя это только начало, здесь есть много возможностей для достижения  более высокого уровня сотрудничества, за счёт активного внедрения инициатив сотрудничества между индийским технологическим сектором и инновационным городом в казахстанском Алатау, так называемом Парком информационных технологий (ПИТ) «Алатау», который был создан после соглашения 2002 года (32). 

Как показывает анализ развития двусторонних связей Индии с ее пятью центральноазиатскими партнерами, несмотря на лучшие намерения, эти отношения изобилуют медленными стартами, тупиками и упущенными возможностями в силу ряда обстоятельств и отсутствия творческого мышления. Есть мнение, что Индия должна активнее участвовать в экономическом развитии региона, реализуя стратегию холдинга, который позволит получить лучший доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии. Однако для успеха этой стратегии Индия должна объединиться с другой державой, с которой у нее уже сложились прочные отношения и опыт которой она может перенять в регионе.

Для того чтобы защитить и сохранить свои интересы в регионе, Индии не остается ничего другого, как тесно консультироваться и сотрудничать с другими крупными державами, имеющими интерес и присутствие в Центральной Азии (33). Настало время индийскому правительству последовать этому совету, поскольку оно явно не может успешно действовать в одиночку в центральноазиатских государствах и нуждается в стратегическом партнере, который также вкладывается в обеспечение лучшего доступа к ресурсам Центральной Азии и усиление геополитического влияния, которое они приносят. Лучшим партнёром здесь может стать именно Россия (34).

Правительства России и Индии давно обсуждают намерение подписать соглашение о свободной торговле или СЭП (соглашение о всеобъемлющем экономическом партнерстве), которые сблизят экономики России и Индии и будут работать над увеличением товарооборота если не в ближайшее время, то через несколько лет. Еще одной мерой, которая рассматривается Министерством иностранных дел Индии как имеющая еще больший потенциал, является трехсторонний торговый договор России, Казахстана и Индии (35).

Вывод

В расширенной политике соседства Индии важными игроками являются Центральная Азия и Афганистан. В рамках этой политики Индия приступила к укреплению стратегических связей с ними, развитию экономического и культурного взаимодействия и развитию регионального сотрудничества. Тем не менее, как Центральная Азия, так и Индия столкнулись с такими проблемами, как отсутствие транспортной инфраструктуры, терроризм, проблемы социально-экономического развития, нестабильность в Афганистане и религиозный экстремизм. Осуществление существующих проектов по установлению физической связи с Афганистаном, а также с центральноазиатским регионом абсолютно необходимо для того, чтобы Индия стала важнейшим игроком в регионе.

Китай имеет протяженные границы с тремя центральноазиатскими государствами — Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, чего нельзя сказать об Индии. Из-за растущего военного, экономического и оборонного сотрудничества с Центральной Азией Китай стал угрозой амбициям Индии в регионе.  В своих усилиях по строительству собственного нового Шелкового пути Китай добился значительного прогресса, а Индия по-прежнему только пытается извлечь выгоду из своей потенциальной роли в Центральной Азии. В плане торговли и сотрудничества в сфере безопасности она пока отстает и от России, и от Китая.

Включение Индии в ШОС было воспринято как позитивная новость для Индии, которая надеется иметь больший вес в продвижении эффективных действий в борьбе с терроризмом и по вопросам безопасности. Однако факт того, что Индия при этом может оказаться изолированной от условного стратегического треугольника Китай-Пакистан-Россия, которые могут иметь общую позицию по некоторым вопросам, вызвал скептицизм со стороны некоторых аналитиков.

Россия, Китай и Индия вместе выступают против терроризма. Но российские и китайские документы свидетельствуют о том, что они не поддерживают другие ключевые цели индийской политики в Центральной Азии и не заинтересованы в улучшении управления регионом. Из-за внутренних проблемных факторов Центральной Азии, таких как нестабильность или возможность смены политических режимов, могут существенно пострадать позиции Индии. Внутренние кризисы в Центральной Азии непосредственно не бросают вызов Индии, но если они произойдут в сочетании с развалом процесса афганского урегулирования, на карту будут поставлены как центральноазиатские, так и индийские жизненные интересы. Для эффективного сотрудничества в борьбе с этими вызовами средства, имеющиеся в распоряжении обеих сторон, будут серьезно ограничены, что одновременно снизит шансы на эффективное урегулирование таких кризисов. Индия вынуждена решать вопрос о своей способности разрабатывать политические ресурсы, необходимые для обеспечения ее интересов в этот нестабильный период, когда Афганистан и Центральная Азия сталкиваются со стратегическими вызовами и трансформациями.

Большинство индийских политиков и аналитиков считают регион важным из-за его стратегического местоположения, культурных и цивилизационных связей с Индией, энергетических ресурсов и торговых возможностей. Сосредоточив внимание на местоположении региона, запасах нефти и газа, а также конкуренции за маршруты трубопроводов, многие аналитики выдвинули тезис о новой «Большой игре» в 1990-х годах, сродни международной борьбе за господство в Центральной Азии в девятнадцатом веке. Со временем конкуренция за военные базы в регионе, а также смена режимов в результате цветных революций добавили еще одно измерение к этому соперничеству.

Как потенциально крупный геополитический игрок Индия проигрывает всем другим великим державам региона, включая Россию, Китай, ЕС и США. Она также борется за конкуренцию с такими средними и малыми игроками, как Турция, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан и Иран. Несмотря на восприятие своего потенциального появления в качестве великой державы, Индия остается державой среднего уровня, которая сталкивается с целым рядом внутренних проблем, которые, вероятно, будут занимать ее, по крайней мере, в течение следующих двух десятилетий, прежде чем она сможет превратиться в крупную глобальную державу. Чтобы ускорить этот переход, Индии нужны партнеры, которые помогут ей расширить свое присутствие в Центральной Азии и за ее пределами. В противном случае его экспансия как великой державы будет продолжаться прежде всего вдоль окраин Евразии.

Готова ли и способна ли Индия инвестировать значительные объемы экономического, военного и дипломатического капитала, необходимого для претворения в жизнь политики «соединения с Центральной Азией», по-прежнему неясно. В индийской внешней политике и политике безопасности Центральная Азия была провозглашена приоритетом, однако Индия в настоящее время не входит в число крупных влиятельных держав региона. Приоритет, который Нью-Дели придает Центральной Азии пока остается больше на словах, чем на деле.

Присутствие США в Афганистане уменьшается, более авторитетные региональные игроки, в частности Китай и Россия, будут продолжать сдерживать способность Индии проецировать значимую экономическую или военную мощь в Центральной Азии. Несмотря на недавние двусторонние переговоры между китайскими и индийскими официальными лицами о сотрудничестве в Центральной Азии, существует риск того, что Индия будет продолжать сталкиваться с вызовами по энергетическим вопросам со стороны Китая и в военном отношении со стороны России.

Индия, возможно, пропустит первый раунд распределения иностранных инвестиций в Центральной Азии. Тем не менее, с помощью России ее перспективные проекты в странах Центральной Азии в таких областях, как информационные технологии, развитие инфраструктуры и образование, получат больший охват и значимость.

Источники:

15).Muzalevsky Roman, Unlocking India’s Strategic Potential in Central Asia, U.S. Army War College, SSI Strategic Studies Institute.

16). PandeyApurvaa, India’s Foreign Policy In New Eurasian Discourse: Re-Connecting Central Asia – Analysis, March 21, 2018.

17). Bahadur Aditi, First India-Central Asia Dialogue: Resetting Ties, IPP International Public Policy Preview, March 06, 2019.

18).Azhar 2016: 126.

19).Rakhimov 2013: 27-28.

20).Kiesow, I &Norling, N, 2007. The Rise of India: Problems and Opportunities, (Central Asia-Caucasus Institute & Silk RoadStudies Program.

21).Nuclear Pact with Kazakhstan Likely during PM’s Visit, The Hindu, October 16, 2008.

22).India’s ‘Look West’ Policy: Why Central Asia Matters, South AsiaMonitor, Center for Strategic and International Studies, 2007, Volume 110. 5, Washington D.C.

23).Turkmen natural gas pipeline TAPI to cross Afghanistan,BBC News South Asia December 11, 2010,

www.bbc.co.uk/news/world-south-asia-11977744.

24).No international pipeline firm ready to implement TAPI gas project The Economic Times October 16, 2012, http://articles.economictimes.indiatimes.com/2012-10-16/news/34498967_1_tapi-gas-turkmenistan-afghanistan-pakistanindia-gas-pipeline.

25).TAPI Pipeline: Possibility or Pipe-dream, Gateway House, Indian Council on Global Relations, 2011, www.gatewayhouse.in/sites/default/files/Turkmenistan-Afghanistan-Pakistan-India%20Pipeline%20Possibility%20or%20 Pipe%20Dream.pd.

26).StratRisks (September 8, 2013), China snatched away the TAPI pipeline from USA www.blacklistednews.com/China_snatches_TAPI_pipeline_project_from_USA/28787/0/38/38/Y/M.html.

27).Op cit Ramachandran.

28).Kucera, J. 2011. India’s Central Asia Soft Power, ‘The Diplomat’; http://thediplomat.com/2011/09/03/india%E2%80%99s-central-asia-soft-power/.

29).Laruelle, p. 155 and Sen Sharma, 34.

30).Export Import Data Bank, Ministry of Commerce and Industry, Department ofCommerce, Government of India.

31). “India’s Substantial Participation in IT Park, Alatau. Almaty,” Embassy of India, September 15, 2006 http://www.indembassy.kz/150906.html and “India and Kazakhstan: Strategic Importance,” http://www.indiandefence.com/forums/f5/india-kazakhstan-strategic-importance5771/, April 17, 2011.

32). Ramachandran Sudha, “India Air Base Grounded in Tajikistan,” Asia Times, 1 December 2010.

33). Sikri Rajiv, “Beyond Oil and Gas: India’s Interests in Central Asia, Global Envision, 29 June 2007.

34). BryanskiGleb, “Russia‟s Putin Says Wants to Build Eurasian Union,” Reuters, 3 October 2011; “Putin‟s Dream of Eurasian Union Could Control World‟s Energy,” Forbes, 11 November 2011; “Vladimir Putin‟s „Eurasian Union‟ Raise Fears of Return to Cold War Days,” Daily Mail Foreign Service, 5 October 2011. 35).SibalKanwal, “Devoid of Excitement, India-Russia Ties Have Remained Consistently Resilient,” Force, January 2012, p. 6.

Июль 21, 2019

ONE COMMENT ON THIS POST To “Вызовы для Индии в Центральной Азии – часть вторая”

  1. В ЦАзии Индии в первую очередь необходимо урегулировать отношения с Пакистаном. Китай ведёт политику уничтожения тюрков, что снижает к нему интерес стран Средней Азии. Потихоньку все начинают тормозить экспансию Поднебесной. Россия вступила в схватку с США, Англией. Здесь у неё серьёзные проблемы. В первую очередь на север нужен железнодорожный коридор из Индии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели