Западные нефтегазовые мейджоры покидают Каспий
Аналитика, Геополитика и геоэкономика, Комментарии экспертов

Западные нефтегазовые мейджоры покидают Каспий

Иностранные компании отказываются разрабатывать каспийский шельф. В чем причины этих решений и как они отразятся на нефтедобывающей сфере Казахстана и Азербайджана?

Пропал интерес к казахстанским сокровищам

Компании NCOC N.V. и Royal Dutch Shell  приняли решение уйти с казахстанского шельфа и не осваивать месторождения Каламкас-море и Хазар.

Данные заявления озвучиваются не впервые в Казахстане. Ранее крупные западные компании отказывались от участия в шельфовых проектах, о которых изначально говорили с большим энтузиазмом.

Прецедент 10 лет назад создала British Petroleum. Затем был случай, когда ConocoPhillips и British gaze вышли из кашаганского проекта. Тогда в  компании British gaze, специализирующейся на проектах по добыче газа, заявили тогда, что «Кашаган – это проект, который связан и нацелен на добычу нефти. Поэтому Кашаган не вписывался в наш портфель проектов». 

В 2012 году французская «Тоталь» отказалась от участия в проекте «Женис», а итальянская «ЭНИ» — от участка «Шагала».

Компания  Statoil отказалась от работы на участке Абай. Проект участка «Абай» у специалистов считался едва ли не самым перспективным после активов компании NCOC.

Тогда, как и сейчас, эти решения объяснялись высокими затратами и низкой рентабельностью разработки шельфовых ресурсов.

Раньше в рамках госпрограммы освоения ресурсов Каспийского моря многие заявляли об объемах каспийских ресурсов, сопоставимых с Персидским заливом.

Стоит подчеркнуть, что две трети ресурсов Каспия расположены в казахстанском секторе дна моря. К настоящему времени здесь выявлено более 400 разнообразных объектов, из которых более 120 могут представлять интерес для поиска месторождений нефти и газа. Эти объекты расположены во всех зонах акватории, однако наиболее привлекательные находятся в ее северной части, принадлежащей по геологическому районированию к Прикаспийской впадине. Подобных объектов на северном Каспии выявлено 11. Залегают они на глубине 4-6 метров и доступны глубокому бурению. На более мелких (1-2 метра глубины) выявлено около 60 разнообразных структур, аналогичных нефтесодержащим объектам северного и восточного побережья Каспия. Южнее Прикаспийской впадины, в районе морского продолжения Бозашинского полуострова, в надсолевом комплексе, установлено более 20 структур, схожих по своему строению с выявленными на суше Каламкасским и Каражанбасским месторождениями.

Проведенная отечественными геологами прогнозная оценка углеводородного потенциала казахстанского сектора Каспия подтверждает сложившееся представление о больших возможностях обнаружения здесь очень крупных ресурсов нефти и газа. Особенно богата углеводородами Прикаспийская впадина, где могут быть сосредоточены от 7 до 15 млрд тонн — 75% всех геологических ресурсов казахстанского сектора дна Каспия. Здесь прогнозируются открытия в подсолевом комплексе и самых крупных по запасам месторождений.

К примеру, было заявлено, что морские структуры Нурсултан, Ракушечное-море и Улытау на участке «Н» могут оказаться куполами одной крупной структуры и дать нам второй Кашаган, а может быть и больше.

В разработке блока «Нурсултан» были тогда заинтересованы Shell и ConocoPhillips, но переговоры по выбору участника проекта и объявлению тендера затянулись. И до сегодняшнего дня.

Были громкие заявления о перспективах месторождений Актот, Кайран, находящихся недалеко от месторождения Каламкас-море.

Сейсмическая исследования проводились  на морских структурах Абай и Исатай, Абай Южный, Алия, Дархан и Сатпаев, Бобек, блоках Достык, Жамбыл, Евгений, Махамбет, Аблайхан, Акку,  Толкын и другие.

Однако вначале   2010-х годов появился скепсис. Пустыми оказались разведочные скважины на месторождениях Аташ, Тюб-Караган и Курмангазы, которые совместно планировали разрабатывать казахстанская компания «Казмунайгаз» и российские ЛУКОЙЛ и Роснефть.

 Озвучивалось даже мнение, что в казахстанской части шельфа вообще нет нефти. Но с тех пор шельф реабилитировался. Началась добыча на Кашагане, обнаружен приток углеводородов на структуре Жемчужина месторождении Хазар. 

И вот 2019 год. Низкая рентабельность месторождений Каламкас-море, входящего в состав Северо-Каспийского проекта, и Хазар на фоне высоких капитальных затрат вынудила компании NCOC N.V. и Royal Dutch Shell отказаться от их освоения, и уйти из проектов.

В компании NCOC N.V. заявили, что решение обусловлено сложной экономикой проекта  освоения месторождения Каламкас-море на Каспии.

«Консорциум принял решение не продолжать освоение месторождения Каламкас-море. Решение обусловлено сложной экономикой проекта. Данное решение не повлияет на текущую операционную деятельность и другие реализуемые проекты NCOC N.V.», – сообщили в пресс-службе нефтяной компании.

Стоит отметить, что еще в 2007 году высказывалось мнение отечественных и иностранных специалистов о том, что даже в случае стопроцентно положительных результатов нефтепоисковых работ на участке Жемчужины, проект в условиях Каспия являлся малорентабельным и с сомнительными перспективами, даже в условиях высокой мировой цены на нефть.

Ранее акционеры Северо-Каспийского проекта (оператором является консорциум NCOC) до IV квартала 2019 года должны были представить Казахстану план освоения каспийского нефтяного месторождения Каламкас-море.

Каламкас-море входит в одну контрактную территорию с месторождением Кашаган, разрабатываемым на условиях СРП консорциумом NCOC. Проект, стоимость которого оценивается в $7 млрд., по сложности и по уровню инвестиций сопоставим с гигантским Кашаганом.

Министерство энергетики и инвесторы проекта рассматривали различные варианты освоения месторождения, чтобы определить наиболее оптимальный и рентабельный вариант.

Соглашение 2018 года между Казахстаном и участниками Северо-Каспийского проекта по месторождению Каламкас-море предусматривает, что в случае непредоставления на утверждение плана его освоения до конца октября 2019 года, месторождение будет добровольно возвращено республике.

Между тем, после объявления об отказе осваивать данное месторождение, оператор продолжит уделять особое внимание безопасной и устойчивой добыче на месторождении Кашаган.

Международный нефтегазовый гигант Shell покидает два шельфовых проекта в Казахстане тоже по причине их низкой рентабельности.

«Компания Shell на данный момент инвестировала в реализацию проекта Хазар порядка $900 млн. в виде геолого-разведочных и сейсмических работ, бурения оценочных скважин, и все это будет передано республике на безвозмездной основе», — отметили в министерстве энергетики.

Как сообщили в Комитете геологии и недропользования Министерства индустрии и новых технологий Казахстана, была проведена оценка запасов нефти на месторождениях Хазар (блок Жемчужина) и Каламкас-море, находящихся в казахстанском секторе каспийского шельфа, и они, к сожалению, оказались намного ниже прогнозной.

«Доказанные извлекаемые запасы нефти по двум указанным месторождения по категориям С1+С2 составили 98,6 млн. тонн нефти, в том числе по месторождению Каламкас-море — 67,6 млн. тонн, Хазар — 31 млн. тонн. Ранее регулирующие органы Казахстана оценивали потенциал этих структур в 130 млн. и 60-70 млн. тонн извлекаемых запасов нефти соответственно!», – отметили в Комитете геологии и недропользования Министерства индустрии и новых технологий Казахстана.

«В скором времени должна быть начата процедура по возврату прав недропользования по месторождению Каламкас-море в собственность государства. По завершению этого процесса республикой может быть рассмотрен вопрос о привлечении других инвесторов в проект. Новые контракты будут основаны на текущем налоговом законодательстве, а не на условиях соглашения о разделе продукции», — прокомментировали в минэнерго республики.

В энергетическом ведомстве также отметили, что в случае официального уведомления о выходе из месторождения Хазар от всех участников проекта, аналогичная процедура возврата в госсобственность будет произведена и в отношении данного участка. При этом затраты в реализацию проекта, осуществленные действующими акционерами, являются невозмещаемыми.

По мнению Ашли Шермана, главного аналитика авторитетной консалтинговой компании Wood Mackenzie, относительно выхода крупных иностранных инвесторов из развития казахстанских месторождений Каламкас-море и Хазар, то «совместное развитие этих месторождений являлось ключевым проектом с нуля в казахстанском нефтегазовом секторе».

Шерман отмечает, что «несмотря на то, что срок реализации этих проектов был достаточно длительным – с выходом на добычу нефти в конце 2020 годов, – их реализация могла бы предложить что-то жизненно важное – будущую масштабную добычу нефти помимо вклада со стороны трех крупнейших мегапроектов» (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган).

По его мнению, решение Shell и ее партнеров выйти из проектов по освоению Каламкас-море и Хазар подчеркивает узкие маржинальные приросты в «высококонкурентных глобальных портфелях крупнейших нефтяных компаний». По словам Шермана, «либо в силу сложной логистики или геологических трудностей, мелководные проекты Казахстана не могут полностью конкурировать против глубоководных проектов в других странах, отличающихся низкими издержками».

«Маятник ожиданий» от каспийских проектов качнулся в обратную сторону

В конце прошлого года компании ExxonMobil и Chevron практически синхронно заявили о выходе из «Контракта века» – так называют соглашение о разработке месторождений Азери, Чираг и глубоководной части Гюнешли (АЧГ), которое было подписано 20 сентября 1994 года.

И вот уже сегодня американские гиганты ExxonMobil и Chevron начали закулисный поиск потенциальных покупателей для своих долей в проекте Азери-Шираг-Гюнешли (ACG), основе основ нефтедобычи этой прикаспийской страны, и нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан.

Как стало известно, 4 ноября американская компания Chevron продала свою долю в проекте разработки блока месторождений Азери-Чираг-Гюнешли (нефтяной комплекс АЧГ) в азербайджанском секторе Каспийского моря и в трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Покупателем долей компании Chevron стала венгерская компания MOL PLC, согласившая выплатить за сделку $1,57 млрд.

Компания Chevron официально объявила о намерении продать 9,57%  акций в проекте АЧГ и 8,9% акций в трубопроводе БТД еще в декабре прошлого года.

Датой вступления сделки в силу считается  1 января 2019 года, а окончательное ее подписание завершится во втором квартале следующего года после одобрения правительством Азербайджана.

Очень важен список участников консорциума. Это BP (Великобритания, оператор проекта, 30,37%), SOCAR (Азербайджан, 25%), Chevron (США, 9,57%), INPEX (Япония, 9,31%), Equinor (Норвегия, 7,27%), ExxonMobil (США, 6,79%), TPAO (Турция, 5,73%), ITOCHU (Япония, 3,65%) и ONGC Videsh Ltd (Индия, 2,31%).

Согласно правил, прежде всего, свою долю участники проекта должны предложить тем, кто продолжает свою работу в консорциуме. Воспользуются ли этим приоритетом оставшиеся компании? В экспертном сообществе нет единого мнения. Высказываются даже предположения, что и японские INPEX и ITOCHU также вскоре покинут Азербайджан.

Другая американская компания – Exxon Mobil – также ищет покупателя для своих акций в этих проектах, оператором по которым выступает компания BP. Доля Exxon Mobil в проекте АЧГ – 9,57% и 6,79% – в БТД.

Что касается данного решения, то компания давно объявила, что переместила свои глобальные интересы на разведку морских месторождений в таких странах, как Гайана с неисчерпаемыми нефтяными месторождениями. Первичная разведка свидетельствует о запасах нефти в объеме 5 млрд. баррелей нефти.

Обе компании были в авангарде прилива западных инвестиций и технологий в азербайджанскую энергетику в середине 1990-х гг. и на протяжении предыдущих двух десятилетий стали одними из важнейших игроков в Прикаспии.

На данный момент неизвестно, удастся ли американским мейджорам в принципе продать свои доли? Однако на рынке циркулируют слухи, что, возможно, указанные доли будут проданы азиатским компаниям, уже имеющим активы в Азербайджане, таким, как японская INPEX или индийская ONGC Videsh. Вероятность, что место Chevron и ExxonMobil займет другой западный мейджор, весьма мала.

В отличие от казахстанских месторождений Хазар и Каламкас-море,  покинутых иностранными инвесторами по причине низкой прибыльности и высоких капитальных издержек, комплекс месторождений АЧГ, согласно сообщению венгерской MOL, является  «активом с низкими производственными издержками, который будет безубыточным даже в случае низких цен на нефть на мировом рынке».

По словам экономического эксперта, исполнительного секретаря партии «Республиканская альтернатива» Натига Джафарли, у нефтяных компаний есть своя история и свой резон так поступать.

«От продажи своей доли американские компании заработают около двух миллиардов долларов: «И это будет дополнительным заработком, ведь в Азербайджане нефтедобыча падает, страна прошла пиковый 2011 год, когда мы добывали 1 миллион баррелей в день. Сегодня максимальная добыча составляет 570−580 тысяч баррелей (я имею ввиду консорциум, без учета добычи госнефтекомпании SOCAR)», – отметил он.

Натиг Джафарли отмечает, что сейчас нужны дополнительные вложения с тем, чтобы даже не увеличить объемы добычи, а сохранить их на нынешнем уровне.

«Себестоимость добычи растет, капиталовложения себя не оправдывают, денег нужно все больше. Так что проект становится малорентабельным для американских компаний. А продав свою долю, повторюсь, они неплохо заработают», — указывает эксперт.

И действительно, добыча нефти в Азербайджане идет на спад, хотя проект АЧГ поддерживается за счет постоянных инвестиционных вливаний, включая $6 млрд., вложенных в новые мощности в апреле этого года.

1800-километровый нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, начавший функционировать в 2006 году, не используется на полную мощность, в связи с недозагрузкой сырой нефти из Казахстана. Дело в том, что сырая нефть, добываемая компанией Chevron на Тенгизском месторождении, практически в полном объеме экспортируется через КТК и загружается на танкеры в черноморском порту западнее Новороссийска.

Во многом причина потери интереса западных компаний заключается в отсутствии крупных перспективных проектов на континентальном шельфе Азербайджана: после ввода «Шах-Дениз II» из крупных мегапроектов останется лишь Апшерон, начало эксплуатации которого намечено на конец 2019 г.

Натиг Джафарли считает, что с экономической точки зрения Chevron и ExxonMobil принимают верное стратегическое решение: «Заработали много, продают свою долю, учитывая уменьшение рентабельности нефтедобычи в Азербайджане».

Но кто же может купить долю американских компаний, учитывая уменьшение рентабельности нефтедобычи? Экономист считает, что это может быть китайская государственная нефтяная компания.

А вот что касается слухов по поводу закрытия в Азербайджане представительства компании Hewlett-Packard, то это может стать серьезным и негативным сигналом для инвесторов: «Возможно, в HP решили, что нужно выбрать другой региональный центр. Наши законодательная и налоговая база, да и уровень судебной власти уступают Грузии. И потому многие компании выбирают Тбилиси».

В свою очередь и глава Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан заявил, что уход ExxonMobil и Chevron — решение, вызванное соображениями развития бизнеса: «Это никак не связано с политическими соображениями, как это пытаются представить в социальных сетях и некоторых СМИ».

«Давайте обратим внимание на недавнюю историю, когда падали цены на нефть. Это 1998 год, 2008 год, 2015 год. Купля-продажа и выход нефтяных компаний из проектов — это динамичное явление. Сотни компаний покупают и продают свои доли. Бывало, что и целые компании поглощались, скажем, BP поглотило AMOKO, ARCO. Примеров множество», — говорит эксперт.

Он подчеркивает — ExxonMobil и Chevron являются крупнейшими мировыми компаниями: «У них существует норма прибыли в проектах, которая должна соответствовать их масштабам. И если прибыль может уменьшиться даже в обозримом будущем, то они оставляют эти проекты, предлагая участие в них «средним компаниям».

Но почему сразу две крупные компании приняли решение уйти из Азербайджана?

Ильхам Шабан напоминает, что уже были похожие случаи: «Ровно пять лет назад Statoil, а затем и Total отказались от проекта «Шах-Дениз-2».

И сейчас повторилась история. В рамках проекта АЧГ начинается строительство новой платформы, которое будет продолжаться три года. ExxonMobil и Chevron не хотят инвестировать в этот проект.

По словам Ильхама Шабана, многие могут недоумевать: Как же так, ведь проект АЧГ выгодный?

«Да, в рамках Азербайджана он считается самым прибыльным проектом. Но пик добычи на АЧГ прошел 8 лет назад. И с тех пор снижается, а значит, и прибыль компаний будет падать.

Что касается перспективы новых месторождений, то здесь не стоит искать вину азербайджанского правительства. Скажем, есть весьма перспективный проект Кяпаз, открытый в свое время азербайджанскими исследователями в годы Советов. Был даже подписан соответствующий контракт на его разработку, но после вмешательства третьих сил это соглашение было аннулировано. Была совершена попытка провести с помощью иностранных специалистов исследования и на южных перспективных блоках, на что иранское правительство среагировало демонстрацией военно-морских сил. Кстати, иранский фактор, по мнению некоторых экспертов, и сегодня может служить одной из причин ухода из страны американских компаний, хотя в это не очень-то верится.

Но, если названные структуры расположены на территориях, вызывающих споры с соседними странами, то были и другие месторождения и перспективные структуры, расположенные исключительно в азербайджанском секторе Каспия. Но одни из них оказались действительно бесперспективными, а запасы других структур показались иностранным компаниям настолько мизерными, что они предпочли покинуть эти проекты, хотя успели затратить на свои исследования десятки и сотни миллионов долларов. Но и в этом случае они не предъявляли претензий правительству, так как нефтяные цены на мировом рынке в тот период упали до 10 долларов за баррель, а инвестиции в проекты требовались более чем крупные. Насколько они были правы хорошо видно на примере месторождения Апшерон. Вначале иностранцы покинули данный проект как неперспективный, а спустя годы французские компании приступили к его разработке, обещая осуществить добычу углеводородов в ближайшее время.

Так что ожидающийся выход американских компаний как из нефтяного, так и трубопроводного консорциумов, является не таким уж неожиданным. Любая компания стремится строить свой бизнес так, чтобы вложенные инвестиции приносили большую выгоду. И сегодня наибольшую перспективу для многих нефтяных компаний, особенно американских, представляют сланцевые месторождения.

В последние годы мы и сами видим, как сланцевая нефть выдавливает на мировом рынке свой традиционный аналог. И не надо обвинять ни азербайджанское правительство, ни американские компании в каких-то надуманных действиях. Просто идет естественный процесс, Exxon Mobil и Chevron, по полученным сведениям, намерены сосредоточиться на добыче нефти в США. То есть речь идет всего лишь о бизнесе. Ничего личного!

Наталья БУТЫРИНА

На фото азербайджанская платформа на Каспии. Источник: ascsoft.dev.nologostudio.ru

Ноябрь 11, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели