Запуск Трансадриатического газопровода – значение и перспективы
Геополитика и геоэкономика, Колонка редактора

Запуск Трансадриатического газопровода – значение и перспективы

Как известно, Трансадриатический газопровод (Trans Adriatic Pipeline, TAP), последний компонент Южного газового коридора (ЮГК), предназначенного для транспортировки азербайджанского газа из Каспия в Европу, был введен в коммерческую эксплуатацию 15 ноября 2020 года. Его строительство осуществлялось около четырех с половиной лет. Газопровод протяженностью 878 километров проходит через Грецию, Албанию, Адриатическое море и Италию.

 «Являясь ключевым компонентом Южного газового коридора, TAP сочетает в себе стратегические и конкурентные особенности рынка. Это гарантирует, что Европа может получать энергоресурсы из еще одного источника, одновременно поддерживая ключевые цели ЕС по достижению интегрированного энергетического рынка, а также устойчивого, безопасного и диверсифицированного энергобаланса», — таким образом значение трубопровода ранее оценил председатель совета директоров TAP Мурад Гейдаров.

Справка: Пропускная способность ЮГК составит 16 млрд куб. м газа, из которых 6 млрд куб. м останутся в Турции, а 10 млрд куб. м будут транспортироваться на юг Европы. Болгария в рамках проекта будет закупать 1 млрд куб. м газа в год. Основным источником газа для ЮГК считается морское газоконденсатное месторождение «Шах-Дениз» на Каспии с запасами 1,2 трлн куб. м.

В связи с фактическим завершением строительства Южного газового коридора представляется интересным ознакомиться со взглядами экспертов на значение и перспективы этого проекта.

Редакция портала «Каспийский вестник» предлагает ознакомиться с двумя ранее опубликованными экспертными оценками — Асима Кямаллы на портале vesti.az (Азербайджан), а также Эфгана Нифти и Джереми Коэна на сайте Каспийского политического центра (США).

Азербайджану стоит ускорить работы по разработке углеводородных месторождений в Каспийском море – ЕСТЬ РИСКИ

Асим Кямаллы в своей статье, прежде всего, отмечает, что с приближением начала коммерческих поставок азербайджанского газа с месторождения «Шахдениз» по Трансадриатическому трубопроводу в страны Южной и Юго-Восточной Европы всё более насущным становится вопрос — успеет ли Азербайджан и его партнеры «отбить» вложенные почти 40 млрд долларов в Южный газовый коридор и Стадия – 2 разработки месторождения «Шахдениз».

При этом речь идет уже не столько хватит Азербайджану запасов природного газа, чтобы заполнить трубопровод и даже не низкие цены установленные на «голубое топливо в этом году. Одной из главных проблем становится раскручиваемая Европейским Союзом агрессивная политика по сокращению выбросов в атмосферу углекислого газа, и для реализации поставленных вопросов максимальное замещение природного газа за счет возобновляемых источников энергии.

Развивая свою мысль, Асим Кямаллы пишет, что строительство трубопроводов в рамках Южного газового коридора (ЮГК) Трансадриатический трубопровод ТАР и соединительного трубопровода Греция Болгария (IGB) пользовались преференциями со стороны Европейской Комиссии. В отношении Азербайджана Еврокомиссия даже «закрыла глаза» на то, что Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР, SOCAR) выступает в одном лице, как владелец природного газа и владелец одного из участков ЮГК –Трансанатолийского трубопровода (TANAP).

ЮГК позволяет Азербайджану поставлять природный газ в Грузию, Турцию, Болгарию, Грецию, Албанию, Италию. Впрочем, еще три балканские страны — Босния и Герцеговина, Черногория и Хорватия уже подписали с Азербайджаном меморандум о присоединении к проекту на втором этапе, в частности, предусматривающем строительство Ионическо-Адриатического трубопровода (IAP). И если, будет поддержка со стороны Европейской комиссии, то есть проект IAP будет включен в список проектов отвечающих общим интересам Евросоюза, будет дано ускорение реализации второго этапа расширения ЮГК.

Но проблемы, на взгляд эксперта, в том, что уже в ближайшее время Европейский Союз откажется от поддержки строительства газо- и нефтепроводов. В своем выступление 15 декабря 2020 года по изменению энергетической политики ЕС, еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон заявила о необходимости отказаться от поддержки строительства новых трубопроводов по транспортировки нефти и природного газа, и имеющие финансовые потоки направить на развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ). То есть, Евросоюз старается максимально замещать объемы экспортируемого нефти и природного газа, за счет выработки электроэнергии к ВИЭ.

В этой связи Асиф Кямаллы отмечает, что Азербайджану не привыкать слышать со стороны конкурентов, что строительства трубопроводов, это практически «закапывание» миллиардов долларов в землю, так как из-за отсутствия углеводородных запасов в стране, трубы будут ржаветь, и ни какой коммерческой эффективности говорить и речи не может быть.

Об этом, например, азербайджанское правительство предупреждали, когда было принято решение о строительстве основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Старт работам ОЭТ БТД был дан, когда цены на нефть на мировых рынках были на уровне 10 – 20 долларов за баррель.

Строительство ОЭТ БТД протяженностью 1770 км, и введенный эксплуатацию в июне 2006 года на территории трех стран Азербайджан, Грузия и Турции обошлось 3,6 млрд. долларов, а с учетом процентов 4 млрд. долларов. Конечно, сегодня ОЭТ БТД можно считать успешным проектом, так по расчетам к 2027 году чистая прибыль от операционной деятельности акционеров компании ВТС Со достигнет 9,123 млрд. долларов.

Однако в случае проекта ЮГК ставки в Азербайджане и партнеров в газовой партии достигают почти 40 млрд. долларов без учета процентных ставок, то есть в 10 раз больше чем в сравнение с ОЭТ БТД. Впрочем, речь идет о строительстве трубопровода протяженностью 3,5 тыс. км, и включает расходы разработке по Стадии-2 месторождение «Шахдениз».

Но в отличие от нефтепровода, когда цены на нефть поднялись с 10 долларов до 100 долларов за баррель, то, цены на газ снизились с 400-500 долларов до 200 долларов за тыс. кубометров. При этом уже на протяжении почти двух лет цена на «голубое топливо» держалось на уровне даже ниже 200 долларов за тыс. кубометров газа, и только начиная с 14 декабря 2020 года на Нидерландской бирже цена преодолела, столь важный психологический рубеж.

В этой связи эксперт vesti.az предлагает азербайджанскому руководству, несмотря на снижение интереса со стороны иностранных инвесторов к Каспийскому региону, поскорее реализовать на мировых рынках свои запасы нефти и природного газа на дне Каспия, пока они не обесценились.

Асиф Кямаллы поясняет, что речь идет о возможности увеличения поставок азербайджанского газа за счёт расширения Южного газового коридора с 16 млрд.кубометров (6 млрд.- Турция, 10 млрд. — Европа) до 31 млрд.кубометров (11 млрд.кубометров — Турция, 20 млрд.-Европа).

С учётом планов к концу 2023 года достигнуть уровня 50 млрд.кубометров, у Азербайджана, есть соответствующие мощности заполнить природным газом ЮГК. Если Баку удастся почти в два раза увеличить объемы поставок «голубого топлива», то прибыль к 2045 году может почти в четыре раза превысить расходы, считает эксперт.

В связи с этим, Асиф Кямаллы резюмирует, что Азербайджану стоит ускорить работы по разработки углеводородных месторождений в Каспийском море, и как можно быстрее реализовать на мировых рынках нефти и газа, пока на него еще существует спрос.

Завершение строительства Трансадриатического газопровода — веха на пути интеграции Каспия и Европы

Ещё один интересный взгляд на значение и перспективы запуска Трансадриатического газопровода представлен в статье экспертов Каспийского политического центра — ведущего американского мозгового центра, изучающего Каспий — Эфгана Нифти (Efgan Nifti) и Джереми Коэна  (Jeremy Cohen).

Американские эксперты обращают внимание, что в то время как заголовки, выходящие с Южного Кавказа, в основном были заполнены продолжающимся  конфликтом между Азербайджаном и Арменией  из-за оккупированной территории Нагорного Карабаха, достаточно незаметными оказались новости о завершении строительства Трансадриатического трубопровода. 12 октября консорциум, организующий проект во главе с ВР,  объявил,  что сам трубопровод «практически завершен» и что в середине ноября по нему начнется транспортировка газа из Азербайджана в Южную Европу. 

Эксперты обращают внимание на то, что Италия, второй по величине импортер газа в Европе и первичный рынок для азербайджанского газа, поставляемого через TAP, в настоящее время зависит в импорте газа  от России, Алжира и Ливии. При этом Алжир временами изо всех сил пытался поддерживать свои поставки по средиземноморским трубопроводам из-за  растущего внутреннего спроса,  а производство в Ливии  оставалось низким  с тех пор, как страна погрузилась в гражданскую войну в 2011 году. В результате Италия стала все больше зависеть от импорта российского газа, что привело к её уязвимости российскому влиянию.

Представители Каспийского политического центра поясняют, что в настоящее время Италия потребляет 70,8 млрд кубометров газа в год, а это означает, что газ TAP значительно диверсифицирует энергетический портфель страны. Хотя 20 миллиардов кубометров азербайджанского газа также будут обслуживать Албанию, Болгарию и Грецию, доступность каспийского газа для итальянского рынка ограничит доступность российского импорта.

Преимущества TAP, на взгляд американских экспертов, также могут распространиться далеко за пределы непосредственной досягаемости проекта. Итальянский терминал трубопровода позволит каспийскому газу присоединиться к более широкой европейской цепочке поставок через существующую распределительную сеть Италии. Будущие проекты могут способствовать дальнейшему расширению рынка азербайджанского газа. Например, планируемый Ионико-Адриатический трубопровод  через балканское побережье будет соединен с TAP для доставки газа в Хорватию, Черногорию и Боснию и Герцеговину. Хотя такие проекты, возможно, не сделают каспийский газ основным источником энергии в регионе, но TAP и проект Южного газового коридора позволят правительствам существенно диверсифицировать свое энергопотребление, пишут эксперты.

Представители Каспийского политического центра также предлагают странами Центральной Азии обратить внимание на возможности, предоставляемые ЮГК.

В статье отмечается, что теперь, когда эта инфраструктура почти завершена, дополнительные энергоресурсы из Центральной Азии могут быть мобилизованы для западных рынков. Являясь частью Южного газового коридора, TAP предоставляет Казахстану и Туркменистану возможность для подключения к европейской энергетической сети. Каспийский газ также сочетается с возросшими поставками сжиженного природного газа (СПГ), в том числе из Соединенных Штатов, чтобы помочь обезопасить и диверсифицировать поставки энергии в Европу, что уже произошло в случае Турции. Каспийский газ составляет  большую  часть импорта турецкого газа, но импорт американского СПГ  увеличился на 300%  в марте 2020 года по сравнению с мартом 2019 года, отмечается в статье.

Даже в то время, когда цены на углеводороды остаются низкими, по мнению американских экспертов, нельзя упускать стратегическое значение возможностей, предоставляемых TAP. Несмотря на низкие цены, потребность в газе сохраняется. Он будет продолжать играть важную роль в энергетической картине Европы в предстоящие годы, поэтому обеспечение надежных и диверсифицированных поставок имеет важное значение как для экономики, так и для безопасности Европы. Поскольку большая часть континента все еще страдает от пандемии, которая  угрожает вернуться в полную силу , перебои с энергоснабжением — это последнее, что нужно правительствам. 

В заключение, в статье отмечается, что с увеличением импорта газа через ТАР и будущие проекты, Европа и Каспийский регион приблизились ещё на один шаг к тому типу сотрудничества, который может принести пользу обеим сторонам.

Материал подготовил: Влад Кондратьев

7 января, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели