Защита каспийской инфраструктуры – взгляд из США (часть IV)
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию, Колонка редактора

Защита каспийской инфраструктуры – взгляд из США (часть IV)

Портал «Каспийский вестник» продолжает публикацию перевода масштабного исследования, проведенного ведущим американским аналитическим центром, занимающимся изучением Каспийского региона – Каспийским политическим центром (Caspian Policy Center). Доклад  посвящён защите критически важной инфраструктуры стран Большого Каспийского региона, к которым, как известно, в Вашингтоне относят пять государств Центральной Азии и три страны Южного Кавказа.

С учетом довольно большого объёма доклада редакция публикует его частями. В первой части мы отразили вступление и половину первой главы, раскрывающей теоретико-методологические основы проведенного американскими аналитиками научного исследования. Вторая часть материала включает в себя вторую половину первой главы исследования, а также часть материала, описывающую опыт ведущих мировых государств по защите критической инфраструктуры. В третьей охарактеризованы интересы США, стран ЕС и России в сфере защиты каспийской инфраструктуры.

В четвёртой, заключительной части, американские аналитики характеризуют интересы Китая на Каспии, а также предлагают ряд мер, которые улучшат защиту критической каспийской инфраструктуры.

Стратегия Китая в отношении критической инфраструктуры в Большом каспийском регионе и её значение.

Простираясь от Южно-Китайского моря через евразийский материк, инициатива Китая «Пояс и Путь» (BRI) является самым амбициозным планом развития, когда-либо задуманным. BRI состоит из двух основных компонентов: сухопутного Экономического пояса Шелкового пути (SREB), соединяющего Китай с Центральной Азией и за ее пределами, и Морского Шелкового пути 21-го века на юге Китая. SREB, который включает в себя несколько богатых ресурсами стран Центральной Азии и Большого Каспийского региона, включая Иран, прекрасно вписывается в видение Пекина по содействию торговле при обеспечении наземного маршрута поставок энергии. Последнее поможет развеять опасения Китая, что США прекратят поставки нефти и СПГ через Малаккский пролив в случае конфликтов между Китаем и союзниками США в Тихом океане.

Географические соображения рассматриваются как один из основных движущих факторов интереса Китая к строительству и модернизации инфраструктуры в Большом Каспийском регионе. До сих пор основное внимание в китайской инициативе «Пояс и Путь» уделялось северным железнодорожным маршрутам через Россию и Центральную Азию, а также инвестициям в морские порты Средиземного и Индийского океанов. Тем не менее, политики в Пекине давно мечтали об альтернативном торговом пути, который бы более тесно согласовывал сухопутные и морские торговые стратегии Китая. Это видение делает Каспийское море стратегически важным для великой инициативы Китая.

Китай надеется повысить свою энергетическую безопасность, подключив богатый ресурсами Каспийский регион к BRI. Каспийское море содержит огромные запасы нефти и газа, которые еще не в полной мере изучены и оценены .

Некоторые китайские ученые утверждают, что Китай должен воспользоваться преимуществами BRI для содействия развитию «Каспийского энергетического сообщества» и углубления своих стратегических отношений с прикаспийскими государствами. Китай стремится рационализировать свою структуру, облегчить надзор за финансированием энергетики и снизить волатильность международных цен на нефть, чтобы улучшить свои позиции на мировом энергетическом рынке. Китай также намерен использовать свои географические преимущества и уровень спроса на энергию для открытия энергетического рынка стран Центральной Азии. Создание долгосрочного механизма связи и сотрудничества со странами Центральной Азии будет способствовать переходу Китая от сухопутной державы к сухопутно-морской державе.

Телекоммуникационные и электрические сети

Потребление электроэнергии Китаем в 2016 году составило 5,92 трлн кВт/ч ,что делает его потребителем электроэнергии номер один в мире. Китай является потенциальным рынком для центральноазиатских и прикаспийских стран по продаже избыточной электроэнергии, а Китай в свою очередь оказывает техническую поддержку их электроэнергетической и телекоммуникационной инфраструктуре. Государственная энергосистема Китая, главный дистрибьютор электроэнергии в стране, уже выразила готовность добиваться расширения рынка в странах, участвующих в BRI.

Выступая на ежегодном заседании Делового совета Китая B20 в декабре 2017 года, Председатель Государственной сети Шу Инбяо сказал, что спрос на инвестиции в электроэнергию достигнет 1,5 трлн долларов США в странах Пояса и Пути в ближайшие пять лет. Он отметил высокий спрос на модернизацию энергообъектов в Центральной Азии и Восточной Европе. Компания будет продвигать энергетические проекты в странах Пояса и Пути с целью укрепления связей между энергетическими сетями стран.

В Казахстане насчитывается 65 электростанций по всей стране, в том числе пять гидроэлектростанций, расположенных преимущественно вдоль реки Иртыш на северо-востоке Казахстана. Астана сейчас изучает возможности расширения своего рынка экспорта электроэнергии и уже нацелилась на Китай, чтобы разгрузить часть своей избыточной электроэнергии. Казахстанская электросетевая операционная компания (KEGOC) планирует обновить большинство из 25 000 километров линий электропередачи, построенных фирмой в советский период. В планах — реализация 15 проектов стоимостью 5 млрд долл. США по модернизации или строительству новых линий электропередачи и подстанций к 2025 году. В то же время Национальный электрогенератор Казахстана «Самрук-Энерго» планирует к 2050 году установить новые электростанции мощностью 14 гигаватт. Китай и Казахстан имеют огромный потенциал для сотрудничества и интеграции этих проектов в рамках BRI.

Системы добычи и транспортировки нефти и газа

В апреле 2017 года начал действовать новый стратегически важный газопровод из Южного Казахстана в Китай. 1454-километровый трубопровод эксплуатируется совместно Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) Trans-Asia Pipeline Co. Лимитед. а казахстанским КазТрансГаз, в рамках которого Казахстан будут обеспечивать Китай 5 млрд кубометров природного газа ежегодно. CNPC заявила, что это ключевой энергетический проект в рамках инициативы «Пояс и Путь», а также значительная часть газопровода «Центральная Азия-Китай», который начинается на туркмено-узбекской границе на правом берегу Амударьи и проходит через центральный Узбекистан и Южный Казахстан до достижения Хоргоса в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Газопровод Центральная Азия-Китай, наряду с трубопроводным маршрутом Туркменистан Восток — Запад от Шатлыка до Белека, являются продолжением на восток возможного Транскаспийского трубопровода между портом Туркменбаши в Туркменистане и Баку в Азербайджане. Поэтому они, возможно, обеспечат Китаю доступ к подводному природному газу в Каспийском море и еще больше диверсифицируют источники импорта природного газа из Китая.

Железнодорожное и паромное сообщение

Стратегическое значение большого Каспийского региона как потенциального транспортного узла Север-Юг и Восток-Запад находит отражение в ряде ключевых инфраструктурных проектов BRI. Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ) удовлетворяет нескольким требованиям для Китая: сокращает временные рамки, избегает российской территории и укрепляет энергетическое сотрудничество между Китаем и прикаспийскими государствами. Из всех возможных поясных и автомобильных сухопутных коридоров между Европой и Китаем маршрут из Пирея в Хоргос на границе Казахстана с Китаем включает в себя наименьший сухопутный элемент, проходящий только через три страны-посредника и является альтернативой российской Транссибирской магистрали. Предполагается, что ТМТМ сократит время, необходимое для транспортировки грузов из Китая в черноморский морской порт Украины, всего до 14 дней. Перевозка контейнеров через Грузию и Азербайджан в Каспийское море может стоить дороже, чем перевозка контейнеров по чистому морскому пути для Китая, но будет намного дешевле и быстрее, чем по северному маршруту Беларусь-Россия или маршруту Беларусь-Россия-Монголия. Китай модернизировал ключевые иранские и узбекские железнодорожные пути. Линия Тегеран-Мешхед является одной из приоритетных железнодорожных линий, проходящих электрификацию в рамках BRI. Этот проект финансируется правительством Ирана и Экспортно-Импортным банком Китая. Протяженность линии Тегеран — Мешхед составляет 926 километров, это одна из самых используемых железных дорог Ирана и одна из немногих двухпутных линий в стране. Завершение этого проекта означает еще один альтернативный сухопутный транспортный маршрут, который огибает территорию России.

Проект железной дороги Афганистан-Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Иран, так называемый проект железнодорожного коридора пяти стран, представляет собой железную дорогу, которая будет проходить через Китай, Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан и Иран, соединяя Китай с иранскими портами Чабахар и Бандар-Аббас. В апреле 2017 года Китай и Афганистан подписали меморандум о взаимопонимании по интеграции проекта в BRI Китая. Проект рассматривается как повышение транспортного потенциала вовлеченных стран, стимулирование роста их национальных экономик, расширение торговли, развитие туристических связей. Кроме того, это сократит расстояние для коммерческих перевозок между Востоком, от Китая до Ирана, и Западом, в сторону Западной Европы. Это также поможет подключить страны-члены к открытым водам Персидского залива через Иран. Кроме того, стоимость доставки по этому маршруту снизится, за счет более короткого расстояния и времени.

Последствия для Большого Каспийского региона

Приверженность Китая улучшению ключевых энергетических и транспортных систем в Большом Каспийском регионе может помочь решить проблемы с критической инфраструктурой. Китай продемонстрировал твердую политическую волю к активизации торговли и коммуникаций между Китаем и Европой через Евразию путем укрепления строительства новых транспортных и энергетических связей и интеграции региональных проектов в рамки BRI.

Однако займы по проектам в области инфраструктуры, связанным с БРИ, могут вызвать проблематичное увеличение уровня суверенного долга некоторых принимающих стран. Государственные финансовые организации Китая выдают огромные суммы дешевых государственных долгов для финансирования строительства инфраструктуры в странах Пояса и Пути. Одна из основных проблем нынешнего механизма кредитования заключается в том, что Китай не регулярно представляет информацию о трансграничном финансировании проектов на стандартизированной или транспарентной основе. Китайский банк развития и китайский Эксимбанк не раскрывают условия своих кредитов, что затрудняет, если не делает невозможным, точную оценку текущей стоимости долга каждой принимающей страны перед Китаем.

Есть также опасения, что условия контрактов, заключенных под эгидой BRI, будут чрезмерно благоприятными для Китая и не будут соответствовать международным нормам. В этой связи особое внимание уделяется положениям об урегулировании споров. Кроме того, использование китайского оборудования и программного обеспечения в компьютерных и телекоммуникационных системах может дать Китаю контроль и надзор за этими системами, что создает угрозу для их партнеров по BRI. Крупномасштабные инфраструктурные проекты также создают возможности для взяточничества и взяточничества в принимающих странах, особенно в странах, где отсутствует транспарентность и уже широко распространена коррупция. Этот вопрос, наряду с относительно низкими социальными и экологическими стандартами китайских инвестиций в инфраструктуру, может привести к социальным волнениям и местным протестам в регионе.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Защита критически важных инфраструктур, как их проектирование и строительство, требует активного участия как частного, так и государственного сектора. Потребности, угрозы для различных важнейших инфраструктурных систем, а также представленные инвестиционные и коммерческие реалии будут варьироваться в зависимости от страны. Таким образом, наиболее процветающие страны Большого Каспийского региона (Азербайджан, Россия и Казахстан) имеют лучшую инфраструктуру, чем другие государства региона, однако по-прежнему существует потребность в модернизации и совершенствовании их важнейших инфраструктурных систем, а также в обеспечении их надежности и целостности. В тоже время, когда эти системы подключаются к таким глобальным проектам, как BRI Китая и Новый Шелковый путь США, защиты критической инфраструктуры приобретает важное значение для Китая и соседних с ним государств, а также для США и других стран дальнего зарубежья. Весьма конкретным примером этого является строительство новых наземных транспортных маршрутов к Северной распределительной сети или обеспечение необходимых коммерческих маршрутов в Афганистан при одновременном совершенствовании и диверсификации трансевразийской торговли между Востоком и Западом.

Другая реальность заключается в том, что важнейшие инфраструктурные системы интегрированы. Интернет и телекоммуникационные системы служат примером того, как один набор важнейших инфраструктурных систем не только поддерживает, но и может иметь важное значение для надежной работы других. Тем не менее, ИТ и телекоммуникационные системы подвергаются постоянным хакерским и другим атакам. Правительства, компании и частные пользователи могут уделять недостаточное внимание поддержанию безопасности и целостности своих систем и данных. А без питания ИТ и телекоммуникационные системы просто не будут работать.

На этом фоне и осознавая, что угрозы критической инфраструктуре Каспия или любого другого отдельного региона могут иметь последствия для других правительств, компаний и отдельных лиц в ряде часовых поясов, мы выдвигаем следующие рекомендации:

I. Признать, что важнейшие инфраструктурные системы взаимосвязаны почти по определению.

— Разработка подходов к их защите должна быть аналогично многомерной.

2. Осуществлять защиту критической инфраструктуры как непрерывный процесс.

— Злонамеренные субъекты, будь то спонсируемые государством, вдохновленные экстремистами или отдельные лица, будут продолжать разрабатывать новые способы нападения; те, кто защищает любую из этих систем, должны оставаться бдительными и творческими, чтобы опережать любого злоумышленника.

3.      Налаживать доверительные отношения между ключевыми директивными органами в целях содействия обмену необходимой информацией о текущих и возникающих угрозах и координации ответных мер.

— Характер критических инфраструктурных систем таков, что крайне важно стимулировать обсуждение в рамках правительств, а также между правительствами, частным сектором и другими ключевыми игроками, выявлять критические инфраструктурные системы, типы угроз, с которыми они сталкиваются, и разрабатывать/осуществлять меры по противодействию этим угрозам.

4.      Провести Транскаспийский саммит, посвященный созданию так называемого Каспийского руководства, в котором будут отражены необходимые действия сторон протокол при модернизации критических инфраструктурных систем, влияющих не только на собственные системы.

Руководство должно включать следующие меры:

— меры по выявлению, сдерживанию и преодолению атак или других разрушений инфраструктуры;

— меры по выявлению пробелов и возможностей для коллективных действий;

— меры по расширению трансграничного взаимодействия между правительствами стран региона в целях координации действий по борьбе с угрозами существующей критической инфраструктуре и созданию новых, более надежных систем.

— разработка всеобъемлющих национальных стратегий в области информационно — коммуникационных технологий.

— осуществление подробного анализа возможностей подключения, политики/планов и других аспектов критически важных инфраструктурных систем, чтобы понять проблемы, проблемы и барьеры на пути их модернизации;

— вовлечение в дискуссию соседей по региону, привлекая их к сотрудничеству друг с другом. Национальная стратегия должна иметь как краткосрочную (3-5 лет) направленность, так и долгосрочную (10 лет).

6. Имплементация резолюции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 67/298

— Инициировать Евразийский альянс по связям (EurACA), который первоначально был предусмотрен ТАСИМ. Как отмечается в резолюции, создание EurACA будет способствовать укреплению синергизма между правительствами, частным сектором, гражданским обществом, научными кругами и международными учреждениями, занимающимися вопросами развития в целях совершенствования развития региональных транзитных телекоммуникационных маршрутов.

7.      Сделать защиту критически важных объектов инфраструктуры элементом двустороннего взаимодействия правительств региона с Соединенными Штатами и другими партнерами.

8.      Соединенные Штаты, ЕС и его государства-члены должны признать, что обращение к странам Большого Каспийского региона за помощью в укреплении их важнейших инфраструктурных систем также принесет пользу благополучию западных стран.

С оригиналом текста доклада под названием «ЗАЩИТА И МОДЕРНИЗАЦИЯ ВАЖНЕЙШЕЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ — КЛЮЧ К ПРОЦВЕТАНИЮ И БЕЗОПАСНОСТИ», можно ознакомиться по следующей ссылке.

Февраль 13, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели