Железная дорога Решт – Астара изменит политику России
Комментарии экспертов

Железная дорога Решт – Астара изменит политику России

«Для России Иран – одни из ворот для «поворота на Восток», а для Ирана Россия – «поворот на Север»», — такое мнение в статье для ИА REX выразил Станислав Тарасов.

После того, когда стало очевидным то, что введенные из-за украинского кризиса антироссийские санкции «закрыли Европу», прорыв Москвы на Восток с преодолением препятствий в отношении внешней торговли является для нее стратегической необходимостью.

В результате актуализировались проблемы создания новой логистики, особенно в направлении транспортного коридора «Север — Юг», соединяющего Индийский океан с Россией и Европой, где нужно всё довести до уровня системной определенности с учетом изменившихся внешнеполитических обстоятельств. Речь идет о южном мультимодальном маршруте, который раньше не был серьезно востребован, но начал пользоваться спросом только в последнее время. Это путь из Индии от порта Мумбаи через иранский порт в Персидском заливе Бендер-Аббас. По оценке экспертов, грузы по этому маршруту доставляются быстрее, цены приемлемы. Но есть проблема с провозными способностями: железная дорога тут не достроена, нет необходимой инфраструктуры, включая порты. Именно этому направлению сейчас стало уделяться повышенное внимание, однако уже не в силу прежних расчетов, согласно которым новый маршрут станет более дешевой и короткой альтернативой пути через Суэцкий канал.

Во время недавнего визита в Иран для участия в саммите «астанинской тройки» президент России Владимир Путин заявил, что Москва готова построить участок железной дороги Решт — Астара на территории Ирана, что будет способствовать «восстановлению транспортной инфраструктуры на Южном Кавказе с выходом на Иран и запуску коридора «Север — Юг». «Сейчас, как вы знаете, по маршруту «Север — Юг» уже пошел первый экспериментальный, пробный железнодорожный состав. Это короткий маршрут с выходом на южные порты Ирана, а здесь дорога в Персидский залив и в Индию, — пояснил Путин. — Есть один конкретный участок: Решт — Астара. Это небольшой участок на иранской территории, 146 километров. Вопрос там заключается в том, чтобы построить участок, повторяю, всего 146 километров. Российская сторона готова это сделать. Нам нужно договориться об условиях этого строительства. Надеюсь, мы сейчас приступим к конкретной работе. Потом, сама работа для нас интересная, это, по сути, импортная работа, импорт наших услуг для ОАО «РЖД».

При этом Путин подчеркнул, что в строительстве этого участка заинтересован и Баку и что этот вопрос обсуждался на встрече с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в рамках Каспийского саммита. Иранская сторона также заявила об активной поддержке такого предложения. Напомним, что этот проект стартовал еще в 2009 году при участии Азербайджана, но до недавнего времени по разным причинам оставался в «подвешенном» состоянии несмотря на активные усилия Баку склонить Тегеран к строительству железной дороги Астара — Решт. Но дело стало сдвигаться с мертвой точки только после реального подключения к проекту России и осознания Ираном новых геополитических реалий. Таким образом может появиться непрерывное железнодорожное сообщение между Россией и Ираном и снизится стоимость перевозок по маршруту между Мумбаи и Санкт-Петербургом.

Но дело не только в том. Произойдет существенная переориентация грузопотока по будущему МТК «Север — Юг» на российском направлении. Помимо этого, новые коммуникационные возможности приведут к активизации интеграционных процессов конкретно между Ираном, Азербайджаном и Россией. Такой ход событий неизбежно скажется и на политическом взаимодействии этих стран, которые будут решать проблемы уже с учетом серьезные общих экономических, транспортно-логистические вопросов. В то же время этот проект заметно повышает роль в Закавказье России и Ирана, создает определенный противовес влиянию там Турции и в целом укрепляет транзитное положение Ирана не только на Ближнем Востоке. Не случайно духовный лидер Ирана Али Хаменеи на встрече с Путиным заявил, что «этот проект позволит завершить транспортную линию «Север — Юг» и принесет пользу обеим странам». Вот почему пробуксовка со строительством участка железной дороги Решт — Астара объясняется не только традиционной медлительностью иранской бюрократии или недостатком финансирования.

Просто теперь снижается значение роли так называемого Зангезурского коридора, через который Баку планирует наладить коммуникации с Нахичеванью с выходом на Турцию через территорию Армении. Более того, учитывая украинский кризис и отсутствие безопасности в некоторых частях Черного моря, использование иранского маршрута будет важно и для европейских стран. Москва дает понять, что ее выбор на расширение сотрудничества с югом Евразии через транспортные артерии Прикаспия и Ирана имеет долгосрочный характер. В той связи она будет менять и фокус внимания на проблемы Закавказья. У нее, как и у Тегерана, появляются новые стимулирующие мотивы действий. Для России Иран — это одни из ворот для «поворота на Восток», а для Ирана Россия — «поворот на Север». Их взаимодействие может выйти за пределы транспортного проекта и обрести значение трансрегионального интеграционного проекта под названием «Меридианная Евразия». Так что на Большом Ближнем Востоке грядут большие перемены.

11 августа, 2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели