Каспий 20 лет назад. События января-февраля 2000 года — борьба за Транскаспий и не только
Исторические хроники Каспийского региона, Колонка редактора

Каспий 20 лет назад. События января-февраля 2000 года — борьба за Транскаспий и не только

Максим Горький в свое время сказал: «Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего». С писателем нельзя не согласиться и, вероятно, многие задумывались над этими словами. Слова Горького можно понимать по-разному. Среди прочего, они означают, что познание текущих событий будет неполноценным, если оно не будет основываться на знании прошедшего.

Солидарен с Максимом Горьким и американский философ, поэт и эссеист Джордж Сантаяна, которому принадлежат следующие слова: «Тот, кто не помнит своего прошлого, обречен на то, чтобы пережить его вновь». Смысл этого выражения состоит в том, что если из ошибок прошлого не сделаны выводы, в будущем эти ошибки могут быть сделаны вновь.

С учётом вышеизложенного редакция портала «Каспийский вестник» запускает новый цикл статей в своей исторической рубрике под общим названием «Каспий 20 лет назад». В статьях мы будет описывать происходившие в Каспийском регионе события с начала 2000-х годов. Сопоставляя события двадцатилетней давности и текущие тенденции развития ситуации на Каспии, мы сможет лучше понять те процессы, которые происходят сегодня в регионе.

В первой статье цикла редакция портала «Каспийский вестник» предлагает обратится к событиям января-февраля 2000 года. Однако, чтобы лучше понять повестку дня тех лет, нужно заглянуть в 1999 год, а точнее в ноябрь 99-го.

18-19 ноября в г. Стамбуле состоялся шестой саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Его результатом стало принятие Декларации по итогам саммита и подписание Хартии европейской безопасности. Тогда же 30 государств-членов ОБСЕ подписали Адаптированное соглашение об обычных вооруженных силах в Европе, которое внесло поправки в Договор об обычных вооруженных силах в Европе (с 1990 года), чтобы побороть изменения после окончания Холодной войны и распада Советского Союза. Значительное внимание в ходе Саммита было уделено начавшейся второй чеченской войне.

Гейдар Алиев на Стамбульском саммите ОБСЕ. Иточник: 1905.az

Однако для Каспийского региона важное значение имело другое событие, произошедшее на полях Стамбульского саммита. 18 ноября президенты Азербайджана, Туркменистана, Грузии и Турции подписали Межправительственную декларацию о принципах реализации Транскаспийского трубопровода, которая была лично засвидетельствована президентом США Биллом Клинтоном. Данное событие, тогда было воспринято как важный шаг на пути реализации проекта Транскаспийского газопровода (ТКГ) — проекта трубопровода Туркменистан — Азербайджан для поставок природного газа с восточного берега Каспия в европейском направлении.

В этой связи январь-февраль 2000 года были наполнены новостями о проведении многосторонних  переговоров, как правило, с участием США, в рамках которых участники проекта согласовывали различные аспекты строительства ТКГ. Но, как позднее обнаружится, ключевое влияние на судьбу Транскаспия  окажет другое «знаковое» событие, произошедшее 31 декабря 1999 года в России, когда действующий президент страны Б.Н. Ельцин объявил, что оставляет свой пост и назначает своим преемником малоизвестного тогда политика Владимира Путина. Как покажет время, приход к власти нового российского лидера сыграл ключевую роль в формировании новой геополитической ситуации в Каспийском регионе, общее содержание которой сохраняется сегодня практически неизменным. Однако обо всём по порядку…

В январе-феврале 2000 года состоялось несколько раундов переговоров по согласованию различных аспектов строительства Транскаспийского газопровода. Ведущую роль в организации встреч играла америкаснкая сторона в лицее специального советника президента и госсекретаря США по вопросам энергоресурсов Каспия Джона Вулфа. Промежуточные итоги предпринятых американской стороной усилий были подведены американским чиновником на пресс-конференции в Стамбуле, где тогда проходили переговоры по ещё одному амбициозному проекту — трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан.

Действующие и песрпективные трубопроводы Каспийского региона.
Источник: Caspian Policy Center

В распространенном Офисом международных информационных программ Государственного департамента США заявлении специального советника Джона Вулфа в Стамбуле отмечалось, что за последнее время он неоднократно встречался с высшими представителями Турции, Грузии, Азербайджана и Туркменистана, по результатам которых он убедился в «твердой и неослабевающей поддержке ускорения строительства  Транскаспийского газопровода». При этом он отмечал, что по телевидению и в сообщениях телеграфных агентств отражалась только часть происходившего на встречах.

Справка редакции: освещая итоги переговоров по ТКГ, ряд СМИ заявили о наметившихся разногласиях между предполагаемыми участниками проекта, которые ставили его реализацию под угрозу. Противоречия, в частности, возникли между Азербайджаном и Туркменией и касались предполагаемой доли транспортировки добываемого странами газа через ТКГ. Если ранее предполагалось, что весь объём природного газа по газопроводу[1] будет поставляться из Туркменистана, то позднее появились сообщения о том, что свою долю в прокачке газа запросила азербайджанская сторона, обнаружившая на шельфе Каспия перспективное месторождение «Шах-Дениз». По данным СМИ, Азербайджан потребовал 50-ти процентную квоту на прокачку газа, что вызвало соответствующую негативную реакцию у президента Туркменистана Сапармурада Ниязова. Из-за туркмено-азербайджанских противоречий, по данным СМИ, проводившиеся в тот период переговоры заканчивались, как правило, безрезультатно.

«Да, наши дискуссии были энергичными, да, Президент Ниязов поднимает различные вопросы и высказывает ряд опасений. Кроме того, по-видимому, он получает в значительной мере неполную и/или неточную информацию о турецкой и американской политике в отношении ТКГ. Но вопреки сообщениям средств массовой информации имеются конструктивные результаты», — таким образом охарактеризовал тогда переговоры Джон Вулф. Однако, по его убеждению, активность президента Ниязова только дополнительно подчёркивала его стремление как можно скорее добиться успешной реализации Транскаспийского газопровода. В этой связи Джон Вулф рассчитывал, что консорциум по Транскаспийскому газопроводу сможет доставить туркменский газ на турецкий рынок уже к концу 2002 г.

Касаясь туркмено-азербайджанских противоречий относительно квоты на прокачку газа, спецпосланник США отмечал, что трубопровод должен служить экономическим интересам всех стран, находящихся вдоль его маршрута, в т.ч. и Азербайджана, однако в Вашингтоне не намерены были выдвигать какие-либо инициативы по поводу равного раздела трубопровода между Туркменистаном и Азербайджаном, такого рода решения должны приниматься исключительно компаниями и государствами региона.

«Мы договорились с Президентом Ниязовым о том, что такие вопросы, как затраты по проекту, нормы прибыли и потоки доходов для правительств, требуют дополнительной проработки. Мы также договорились о желательности ускорить решение консорциумом множества сложных вопросов, возникающих при создании трубопровода, который охватывает несколько стран и несколько источников. Президент Ниязов согласился, что в конце марта он должен получить от консорциума ТКГ детальный план реализации проекта, в котором будут учтены вопросы, поднятые в ходе нашего визита в Ашхабад на прошлой неделе», — охарактеризовал тогда Джон Вулф итоги переговоров с туркменским президентом.

Позитивные ожидания Джона Вулфа от переговоров по ТКГ впоследствии подтвердились. Пресс-служба президента Азербайджана позднее распространила заявление, в котором сообщалось, что Гейдар Алиев и Сапармурат Ниязов в телефонной беседе договорились о квоте азербайджанского газа в данном проекте. По данным СМИ, она составила 5 млрд. кубометров, что равняется 15% общего объема транспортируемого газа. В этой связи для реализации проекта стороны договорились подготовить соответствующие двусторонние соглашения, в которых стороны согласуют цены на газ, объемы его транзита, а также распределение и реализацию на турецком рынке туркменского и азербайджанского газа. Президенты также договорились в ближайшее время подготовить проект четырехстороннего межгосударственного соглашения, которое четко определит позиции и обязательства всех участников проекта. Этот документ планировалось подписать либо на саммите тюркоязычных государств в Баку, либо на Стамбульской встрече, посвященной 700-летию Османской империи, в апреле.

Кроме того, в феврале 2000 года глава американской компании РSG Эдвард Смит и президент Туркмении Сапармурат Ниязов подписали соглашение о строительстве газопровода. Согласно проекту газопровод должен быть построен за 28 месяцев, его протяженность должна была составить около 2 тыс. км, в том числе по территории Туркмении — 715 км, по дну Каспия — 300 км, по Азербайджану — 408 км, Грузии — 200 км, Турции — 320 км. Стоимость проекта тогда составляла около 2 млрд. долл. Ожидаемый пропускная способность 30 млрд. куб. метров газа.

В этой связи журналистские и экспертные круги сошлись во мнении, что реализация проекта Транскаспийского газопровода — вопрос ближайшего времени. Однако этим ожиданиям, как покажет время, не суждено было сбыться.

Как представляется, свою роль здесь сыграла активная позиция Владимира Путина, который уже в январе 2000 года провёл встречу с Сапармуратом Ниязовым и пообещал туркменскому лидеру, в случае избрания на высший российский пост, первый зарубежный визит совершить именно в Ашхабад. Эта встреча положила начало доверительным отношениям российского и туркменского лидера, которые впоследствии вылились в договорённости о закупке «Газпромом» миллиардов куб. метров туркменского газа.

Встреча В.Путина и С.Ниязова. Источник: fergana.news

Вспоминая события двадцатилетней давности в Каспийском регионе, было бы неверным не напомнить о других важных событиях того времени, помимо перипетий вокруг Транскаспийского газопровода.

Так, Россия и Индия тогда проводили активную подготовку к заключению соглашения о создании международного транспортного коридора «Север-Юг». С этой целью 11 и 12 января 2000 г. в Нью-Дели проводилось Шестое заседание индийско-российской подгруппы по транспорту совместной межправительственной комиссии по торговле, экономическому, научному, техническому и культурному сотрудничеству.

В протоколе по итогам встречи отмечалось, что обе Стороны признали ожидаемый рост двустороннего грузооборота между Индией и Российской Федерацией по вновь осваиваемым путям через Иран и Каспийское море в Россию/СНГ и европейские страны. Коридор предлагалось считать расширением трансевропейского коридора № IX с использованием железнодорожно-автомобильно-грузопассажирской паромной переправы через Каспийское море, Аравийское море и Персидский залив (регион Астрахани и Лагани (Россия, Каспийское море), Амир Абад и порт Энзели (Иран, Каспийское море), Бандар Аббас (Иран, Персидский залив), Окха и Поситра (Индия, Аравийское море). Российская сторона по итогам заседания сообщила свою готовность предоставить индийской стороне технико-экономическое обоснование к октябрю 2000 г. для рассмотрения. Тогда же российская сторона представила детали исследований, проведенных российскими компаниями по организации транспортного коридора «Север-Юг».

В Азербайджане появились сообщения о том, что нефтяная компания BP Amoco намерена инвестировать около 2 млн. долл. на научные исследования и изучение дна Каспийского моря на контрактной территории Араз-Алов-Шарг (Araz-Alov-Sharg), которая впоследствии на долгие годы  стала «камнем преткновения» для Баку и Тегерана и поставила отношения сторон на грань военного конфликта[2]. Как информировала тогда Академия наук Азербайджана, бурение по проекту «Алов» планировалось начать в 2001 г. Контрактная территория, на освоение которой потребуется 9 млрд. долл., расположена в глубокой части моря (около 900 м) и содержит значительные запасы природного газа. Геологи ГНКАР полагали, что «Алов» может соперничать с Каспийским гигантом — газовым месторождением Шах-Дениз.

В тот же период стали появляться признаки давления Вашингтона на азербайджанское руководство по «иранскому вопросу».

В ответ на появившуюся в СМИ информацию о планах азербайджанской стороны по возможной транспортировке добываемой каспийской нефти на экспорт через территорию Ирана, посол США в Азербайджане Стэнли Эскудеро (Stanley Escudero) в интервью азербайджанской газете «Азадлиг» от 12 января 2000 г. заявил, что сотрудничество с Ираном по транзиту нефти было бы «ошибкой», так как это поставило бы Азербайджан в зависимость от Ирана. Вместе этого, Эскудеро предложил обратить внимание на предложение о строительстве нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан.

Стэнли Эскудеро

«Мы считаем, что транспортировка нефти через Иран или обмен соответствующими объемами нефти с Ираном для ее транспортировки на мировой рынок через Иран был бы в настоящее время ошибкой для Азербайджана. Это было бы ошибкой потому, что, как производитель нефти и газа, Иран является конкурентом Азербайджана. С этой точки зрения, если Азербайджан отдаст свою нефть и газ под надзор Ирана, это будет ошибкой. Азербайджан не должен принимать такое решение. Я не говорю, что если нефть и газ будут транспортироваться через Иран, то последний будет использовать это обстоятельство для политического давления и экономического контроля. Но такая ситуация могла бы поставить Азербайджан в зависимость от Ирана. С точки зрения США, мы не готовы дать зеленый свет сотрудничеству американских компаний с Ираном», — заявлял тогда американский посланник.

В заключении необходимо отметить ещё одно событие, которое в 2000 году выглядело довольно «рядовым». В начале января в Москве находился заместитель председателя Парламента, секретарь Совета Безопасности Ирана Хасан Роухани, который сегодня, как известно, является президентом страны. На его встрече с Министром иностранных дел РФ Игорем Ивановым обсуждались позиции в отношении правового статуса Каспийского моря. В пресс-релизе Иранского посольства по итогам переговоров, сообщалось, что стороны согласились с необходимостью нахождения общей платформы для диалога всех пяти прикаспийских стран и констатировали общность взглядов Ирана и России по этому вопросу. Хасан Рухани информировал И.Иванова о том, что Иран никогда не позволит зарубежным компаниям работать в 20% иранской части Каспийского моря, и в случае, если это случится, предпримет определенные шаги [что впоследствии и случилось – прим. авт.]. По итогам встречи Роухани и Иванов связали решение по делимитации Каспия с укреплением безопасности стран Передней Азии.

Встреча Игоря Иванова и Хасана Рухани в 2000 году. Источник: ТАСС

Таким образом, нынешний президент Ирана, позиция которого по Конвенции о правовом статусе Каспийского моря стала важным фактором, обусловившим её успешное подписание, не понаслышке знаком с тонкостями переговорного процесса по каспийской проблематике. С учётом этого, есть основания рассчитывать, что он сможет в итоге подобрать нужные аргументы для иранского парламента,  которые поспособствуют успешной ратификации «Конституции Каспия» в ближайшей перспективе.

Автор: Влад Кондратьев

При подготовке статьи использовались материалы журнала «Вестник Каспия», № 1 (21) – январь — февраль 2000 г., № 2 (22) – март — апрель 2000 г., а также издания «Энциклопедия. Каспийское море» / И.С.Зонн, А.Г.Костяной, А.Н.Косарев, С.С.Жильцов – М.: Восточная книга, 2013. 560с.  


[1] Подписанное в феврале 1999 г. Соглашение о поставках туркменского газа в Турцию и Европу предполагало, что Анкара обязалась покупать ежегодно 16 млрд. кубометров газа и еще 14 млрд. кубометров транспортировать в Европу.

[2]  В 2001 году вокруг «Араз-Алов-Шарг» возникнет конфликт. Военные катера ВМФ Ирана вынудили азербайджанские научно-исследовательские суда «Геофизик-3» и «Алиф Гаджиев» покинуть место работы близ нефтяной платформы «Алов». При этом в заявили, что иранские корабли вторглись в южную часть азербайджанского сектора дна Каспия. Данный инцидент существенно обострил двусторонние взаимоотношения и в течение нескольких последующих лет оказывал существенное негативное влияние на военно-политическую ситуацию во всем регионе. Азербайджанская сторона в итоге была вынуждена приостановить разработку этой перспективной структуры. После этих событий Каспийский регион «закрепил» свой статус в мировом медиа-пространстве, как  потенциально конфликтогенное политическое пространство.

8 апреля, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели