Губернатор Астраханской области дал интервью РИА Новости
Повестка дня

Губернатор Астраханской области дал интервью РИА Новости

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря вывела отношения между Россией и прикаспийскими государствами на новый уровень, в авангарде находится Астраханская область, торговый оборот которой со странами Каспия в 2018 году составил 172 миллиона долларов, причем есть перспективы роста на 20 процентов в год. О сотрудничестве Астраханской области с каспийскими странами, строительстве нового торгового флота и развитии портовой инфраструктуры рассказал в интервью РИА Новости губернатор Александр Жилкин. Беседовала Светлана Самсонова.

— Александр Александрович, что подписание конвенции о правовом статусе Каспийского моря значит для Астраханской области?

— У нас со всеми странами Прикаспия — Казахстаном, Туркменистаном, Азербайджаном и Ираном — подписаны соглашения о взаимодействии и сотрудничестве с правительствами, а также со всеми регионами этих государств, расположенными непосредственно на берегах Каспийского моря.

Долгие годы мы выстраивали с ними отношения, естественно, используя наши транспортные возможности, мы предлагали свою площадку для реализации ряда их интересов, учитывая наш потенциал в судостроении. Также сотрудничаем в сфере АПК. Например, из Ирана нам везут финики, цитрусовые, овощи и фрукты, которых у нас нет. Мы же направляем в исламскую республику уже второй год на экспорт баранину.

В целом товарооборот со странами Прикаспия в 2018 году составил 172 миллиона долларов — это 35 процентов всего товарооборота нашего региона. И в условиях сохранения стабильной ситуации он будет только увеличиться. Предполагаю, что рост может составить до 20 процентов в год.

Конвенция — это итог более чем 20-летних переговоров между странами Прикаспия, она принята на основе консенсуса, позволяет активнее вести интеграционные процессы в экономике. Не только свести две компании с двух берегов, чтобы они начали торговать, но и развивать общий бизнес. Например, в Туркменистане строится второй завод производству карбамида, и российские компании уже устремили туда свой взгляд, кроме приобретения продукции будут и создавать свои предприятия. Если в Астраханской области есть навыки и природные ресурсы делать томатную пасту, то ее уже не надо производить в других каспийских регионах. Мы всегда были на передовой по взаимодействию с прикаспийскими государствами.

— Какая из стран ваш главный партнер?

— Мы взаимодействуем с каждым из прикаспийских государств. Но если говорить языком денег, то все зависит от совместных проектов, реализуемых в тот или иной год. Сейчас львиная доля товарооборота приходится на Иран. В Астраханской области действует 179 предприятий с иранским капиталом — от стивидоров до торговли, проекты в сельском хозяйстве.

В Астрахани открыт филиал иранского «Мир Бизнес банка», который проводит расчеты между бизнесом российским и иранским. В прошлом году у нас появился торговый дом исламской республики. На этой площадке можно сразу законтрактоваться, здесь работает постоянная выставка иранских товаров. Кстати, у нас создан Азербайджанской деловой центр, а в Баку строится Астраханский.

— А можете назвать наиболее крупные совместные с Ираном проекты?

— Например, порт Солянка в Астрахани. Иранская сторона инвестировала в него около 20 миллионов долларов, сейчас еще программу развития разрабатывают. Организовали предприятие по забою скота, которое работает по технологии халяль. Инвестиции составили 15 миллионов рублей, средства пошли на переоборудование убойного комплекса. В планах ввести еще две бойни с привлечением ветеринарных врачей из Ирана и религиозных деятелей, которые будут контролировать забой согласно традиции халяль.

— Что регион от этого имеет?

— Экспорт нашей продукции. Аграрии выращивают больше коров и овец, они же все здесь закупают. У нас открываются еще рынки сбыта собственной продукции. В этом году Астраханская область соберет урожай плодоовощной продукции порядка 2 миллионов тонн (для сравнения: в лучшие советские годы мы выращивали около 850 тысяч тонн овощей). А такой объем нужно переработать и продать. Наши аграрии ориентируются не только на российский рынок, но делают ставку на экспорт, продукция качественная и пользуется спросом.

— Как сегодня загружены астраханские порты?

© РИА Новости / Сергей Субботин

Контейнерный терминал в порту Оля Астраханской области

 

— Мощность российских портов на Каспии — Махачкалы и Астрахани, объединенного с портом Оля, — превышает 20 миллионов тонн перевалки в год. Но они загружены меньше половины. Ведь кроме морского пути есть железная дорога, автотранспорт, которые между собой конкурируют. И, в принципе, сегодня в такой ситуации оказались порты всех каспийских государств, хотя они имеют очень развитую инфраструктуру.

Чтобы порты заработали на полную мощь, нужно больше товара перевозить, все просто. В этом плане для Каспия и для России важна Индия как стратегический партнер. Мультимодальный коридор Север-Юг, который пронизывает всю нашу страну, начиная с Санкт-Петербурга идет через Каспий и через Иран на Индию. Индийский торговый люд и их правительство заинтересованы в сотрудничестве, но для этого нужно создать определенную инфраструктуру. В том же Иране произвести стык железных дорог и южных портов Персидского залива с северными портовыми территориями и соединиться с азербайджанскими железнодорожными путями. И тогда этот трафик пойдет более активно, будет более высокая загрузка и портов. Но для осуществления этих планов нужен единый оператор, который обеспечит бесперебойные контейнерные перевозки.

Все это заложено в стратегии развития российских морских портов в Каспийском бассейне, которая была подписана в ноябре 2017 года. Кроме того, там говорится о создании свободных портовых зон, которых сейчас нет в нашей стране на Каспии. Это даст возможность предоставлять таможенные и налоговые льготы перевозчикам и сделает морской путь конкурентоспособным по сравнению с другими видами транспорта. Такая зона может быть создана на базе порта Оля.

И, конечно, нужен новый, современный торговый флот как залог развития экономики и влияния России на прикаспийские территории. Тот, что есть сейчас на Каспии, уже устарел, суда построены в 50-60-е годы. Я надеюсь, что на президиуме Госсовета, рабочую группу которого я возглавляю по этому направлению, будет принята программа строительства торгового флота, который будет работать на Каспии. Заседание президиума должно состояться осенью, повестка уже сформирована.

— Если будет принято решение о строительстве торгового флота, кто получит заказы на создание судов? Вы рассчитываете, что в проекте примут участие астраханские верфи?

— Чтобы получить заказы, надо определиться, кто будет заказчиком. Без поддержки государства проекты по обновлению торгового флота не осуществить. Чтобы построить один пароход, нужно 10-12 миллионов долларов. Учитывая, что компетенция в Астрахани исторически по строительству флота достаточно высока и заводов у нас достаточное количество, думаю, что заказы будут размещаться и у нас.

© РИА Новости / Сергей Мамонтов

На территории судостроительного завода «Лотос» в Астраханской области

 

— В одном из интервью вы говорили, что популяция кильки в Каспии восстановилась и ее можно добывать, но не на чем — нужен промысловый флот. Что делается в этом направлении?

— В 90-е годы был серьезный экологический удар, ученые, правда, до сих пор не знают основной причины тому. Тогда погибло много кильки, тюленя. Мы боялись, что килька не сможет восстановится, не хватит ресурсов. Сейчас ученые подтверждают, что на Каспии можно вылавливать более 100 тысяч тонн в год. Для сравнения, в данный момент добывается всего 3 тысячи тонн. Для добычи кильки нужен промысловый флот. Этот вопрос также будем рассматривать на президиуме Госсовета.

— Раз мы заговорили об экологии. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря поможет в сохранении биоресурсов, контролировать нефтедобычу?

— Это был один из ключевых моментов в переговорном процессе. Активную разработку углеводородов ведут на Каспии и в Казахстане, и в России, и в Азербайджане, и в Туркменистане, выставили буровую иранцы. И единственная компания «Лукойл» применяет технологии с нулевым воздействием на окружающую среду.

За экологическое благополучие и сохранение баланса флоры и фауны абсолютную ответственность несут все пять прикаспийских государств. Соответствующий пункт записан и подписан нашими президентами. Это будет пятистороннее влияние на все компании, которые ведут добычу нефти на Каспии, в том числе иностранные — американские, итальянские, которые работают по договорам с прикаспийскими государствами. Ведь разлив нефти и загрязнение Каспия станет ударом по всем, кто проживает на берегах, а это более 100 миллионов человек.

—  Как прикаспийские страны относятся к добыче рыб ценных пород?

— Еще до конвенции, шесть лет назад было принято решение о введение моратория на промышленный вылов рыб осетровых пород. Он действует и дает свои плоды. Популяция осетров может увеличиться только за счет искусственного воспроизводства, так площадь нереста сокращена до 450 гектаров из-за ГЭС на Волге.

В стране работает семь рыборазводных заводов (шесть в Астрахани, один в Волгограде), Россия выпускает до 35 миллионов штук мальков осетра. Появились подобные заводы в Азербайджане, Казахстане. Мы настаиваем, чтобы предприятия были организованы в Иране и Туркменистане. Такие меры позволяют восстановить популяцию, но браконьеры вылавливают и молодь. Человек должен просто остановиться, и через десять лет все будет возрождено.

Мы бережно относимся не только к осетру, но и вообще ко всем нашим биоресурсам. Например, 2018-й объявлен Годом кильки. Это такое внимание к маленькой рыбке, которая играет большую роль в развитии Каспия.

— В Астрахани есть дипломатические представительства всех прикаспийских государств?

— Кроме Азербайджана. Есть консульства Казахстана, Туркменистана, Ирана, а также почетные консулы Индии, Словакии и представительство МИД России. Кстати, почетный консул Индии в Астрахани мне представился буквально вчера, у них есть интерес развивать экономические отношения с Астраханской областью. Будут проекты, направленные на развитие мультимодального коридора Север-Юг, чтобы товары из Индии шли не через Персидский залив, а через нас, через Россию.

—  Китайская инициатива «Один пояс — один путь» затрагивает Астраханскую область?

— Ну мы-то все равно в Шелковом пути находимся — его северное отклонение. Нам не нужны большие деньги для создания инфраструктуры, но нам необходимо завершить строительство объездной дороги вокруг Астрахани. Как только закончится возведение федеральной дороги от нас до Махачкалы, азербайджанский груз, а потом и иранский пойдут через Астрахань в Казахстан и город окажется загруженным тяжелым транспортом. Именно поэтому нам нужна объездная дорога. Строительство идет поэтапно, думаю, через три года завершится.

—  А с Китаем наводите мосты?

— С Китаем сотрудничаем много лет. Подписано соглашение с провинцией Хэнань. Также начали взаимодействовать с китайским центром туризма в этом году. Первые группы уже побывали в Астрахани.

Наш регион посещают до трех миллионов человек в год, и это не только рыбалка и охота. Туристам нравятся наши исторические места — мавзолей Курмангазы, Сарай-бату — ставка Золотой орды в Астраханской области и другие достопримечательности. Мы предложили Ирану туристические маршруты и думаем, что со следующего года поток пойдет из этой страны.

— Пассажирские перевозки по Каспийскому морю будут развиваться?

— В настоящее время таких морских пассажирских перевозок нет. Есть грузовой паром из Баку от астраханского порта Оля. Ходить не на чем, нет флота.

— В Астрахани на заводе «Лотос» ведется строительство первого российского круизного лайнера. Когда он будет готов?

— Надеюсь, ничего не случится и на следующий год — к новому туристическому сезону — строительство будет завершено, хотя пуск корабля планировался в конце 2018 года. Из-за санкционного давления пришлось менять поставщика некоторого оборудования, поэтому срок пуска отодвинулся.

Лайнер называется «Петр Великий», он будет ходить по Каспию с заходом во все города, которые готовы принять туристов. Уверен, что желающих совершить круиз будет много. Я часто бываю в странах Прикаспия, там очень красивые города. Например, курорт «Долина Аваза» в Туркменистане: пляжи хорошие, ничем не отличаются от средиземноморских. Иранские города Баболсар, Энзели — пляжные зоны, историю посмотреть можно. Баку, безусловно.

—  Кроме торгового и туристического обмена, что в культурном плане происходит?

— В астраханских вузах и ссузах обучаются порядка 3,5 тысячи студентов прикаспийских государств. Например, еще 11 лет назад из Туркменистана не было ни одного человека, сегодня — 1,5 тысячи.

В рамках межвузовских соглашений между институтами Астрахани и стран Прикаспия происходит обмен студентами, проведение различных соревнований. В Астраханском госуниверситете есть кафедра персидского языка (фарси), учащиеся проходят полугодовую практику в Иране, а иранские студенты, который изучают русский, приезжают к нам.

В регионе регулярно проходят дни культуры разных прикаспийских государств, наши театры выезжают туда на гастроли. Их коллективы выступают у нас. Недавно, например, в Астрахани прошел фестиваль каспийских театров кукол.

Серьезно развивается медицинский туризм, в медучреждениях Астраханской области прошли лечение и обследование более 25 тысяч иностранных пациентов.

Сентябрь 21, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели