Гюльнара Мамедзаде:  «Страны каспийской  пятёрки находятся в переходном периоде»
Комментарии экспертов

Гюльнара Мамедзаде: «Страны каспийской пятёрки находятся в переходном периоде»

22 декабря в Астрахани состоится международный круглый стол «Каспийская повестка: итоги и перспективы». Его участники обсудят итоги взаимодействия государств Каспийского региона в 2020 году, а также обозначат   перспективы расширения сотрудничества с учетом актуальных геополитических и геоэкономических трендов. Одним из участников встречи станет заместитель гендиректора агентства «Trend» Гюльнара Мамедзаде (г.Баку, Азербайджан).

2020-й год оказался непростым не только для Каспийского региона, но и для всего мира. Какие основные события в уходящем году стали значимыми для стран каспийской пятёрки?

Страны каспийской пятерки, как и весь мир, находятся в переходном периоде, который уже в следующем году будет обретать более четкие и понятные контуры. Главное, что каспийские страны успели с подписанием Конвенции до начала всех этих трансформаций, что позволили пройти 2020 год относительно безболезненно с точки зрения безопасности и экономической связанности. Более того, каспийский энерго-транспортный каркас приобретает все более ощутимые контуры. Это еще раз подчеркивает, что регионализация становится одним из ключевых трендовмировой политики. Каспий оформляется как целостная региональная система экономических связей, которые наращиваются смежными экономическими системами Евразии. В этой связи формируется определение «Большой Каспий» как одна из перспективных зон мировой политики и экономики, чем и обусловлено повышенное внимание к сотрудничеству с каспийскими странами со стороны ведущих внерегиональных стран. 

Примечательно, что экономическая активность на Каспии критически не снижалась даже на фоне коронакризиса, особенно в сфере логистики, развития транспортной, в том числе портовой инфраструктуры, грузоперевозок. 

Очевидно также, что цифровая экономика становится новой реальностью, создаются новые цифровые платформы, которые будут регулировать и контролировать все экономические процессы, в том числе на Каспии. И это отдельное направление неотложного взаимодействия между каспийскими странами. 

К числу значимых тенденций важно отнести поддержание стабильности в формате Каспия, сохранялся достаточно устойчивый политический диалог, как на двустороннем, так и пятистороннем уровне. 

Важным событием уходящего года стало военно-политическое урегулирование Азербайджаном нагорно-карабахского конфликта, и ключевая миротворческая роль РФ в процессе стабилизации ситуации в регионе. Те проекты экономического сотрудничества, которые получат развитие на Южном Кавказе в постконфликтный период, включая открытие транспортных коммуникаций, окажут положительное влияние и на экономическую кооперацию в зоне Каспия. Так как три страны, задействованные в  развитии транспортного кольца на Южном Кавказе – Россия, Азербайджан, Иран – также соотносятся с каспийским форматом.

Отдельно хотела бы подчеркнуть растущую важность российско-азербайджанского взаимодействия, как на каспийском, так и на других внешнеполитических направлениях, наполнение повестки сотрудничества новыми экономическими возможностями. Лидеры России и Азербайджана еще на Валдайской встрече анонсировали большие перспективы, и последовательно движутся в этом направлении, даже если кому-то кажется, что это не так.

Кроме того, уходящий год вывел вопросы экологии и «зеленой экономики» на первый план, и этот тренд также будет усиливать свое значение в предстоящие годы. Для каспийских стран охрана и разумное использование ресурсов Каспия также должно стать одной из приоритетных внутрирегиональных задач. Но углеводородная тема не так скоро утратит свою значимость, особенно для Каспия

После пандемии коронавируса в экспертном сообществе неоднократно обсуждались новые вызовы, перед которыми сегодня стоит Каспийский регион. В первую очередь экономические. На Ваш взгляд, какие вызовы сегодня стоят перед нами? 

Одна из главных задач, как представляется, это опережающая трансформация в позиционировании региона. Каспий должен рассматриваться как самодостаточная система региональных экономических связей и инновационного развития, а не как исключительно сырьевая зона.  Кроме того, в процессе перехода к новому технологическому укладу важно не доводить средний класс до жертвенного состояния. Очень важно сгенерировать концепции регионального развития, которые не обязательно должны следовать в русле глобальных сценариев, способных привести к деградации государственных систем и выхолащиванию национальной и культурной самобытности.

К числу военно-политических вызовов можно отнести близость центрально-азиатских точек так называемой «дуги нестабильности», которые еще не погашены, в отличие от карабахской «горячей точки».Но, учитывая наличие согласованности позиций прикаспийских стран в вопросах безопасности, эти вызовы преодолимы. 

Также важно осуществлять совместный контроль на региональном уровне вопросов, связанных с биологическим фактором, возможным распространением биологических угроз.

Также следует уделить повышенное внимание информационной составляющей. Последний год на примере ряда стран, в том числе региональных держав, выявил такой феномен, как наличие на территории этих стран целого ряда СМИ, ассоциируемых с ними лишь территориально, но подконтрольным глобалистским центрам влияния. Этот опасный тренд формирует линии разлома на внутреннем уровне, дезориентирует аудиторию и способствует утверждению в социуме этих стран чуждых политических и психологических установок. Возможно, было бы полезно обсудить эти и другие вопросы на Каспийском медиафоруме.

Важно также усиливать собственное понимание в направлении Искусственного интеллекта (ИИ), что предполагает создание лабораторий изучения ИИ даже на вузовской основе. Важно также усилить понимание дальнейшего развития системы образования, насколько приемлемы и адаптируемы новые модели образования?

Остаётся ли Каспийский регион привлекательным не только как промышленный клондайк, но и уникальный туристический и культурный регион? 

Каспийский регион еще не состоялся как привлекательный регион с точки зрения туризма, невзирая на богатый культурно-исторический потенциал. Это связано с рядом факторов, в основном препятствуют сложности транспортного сообщения, а по ряду стран (Туркменистан, Иран) сказываются некоторые политические ограничения для посещения. Тогда как культурный интерес к этим странам достаточно высок.

Тем не менее, вопрос культурной интеграции региона имеет достаточно возможностей. Сфера туризма остаетсяодним из важных инструментов регионального и культурного сближения.Однако вызывает обеспокоенность будущее сферы туризма как таковой. Создается впечатление по тенденциям 2020 года, что туризм приносится в жертву экологической безопасности. Однако этот подход сам по себе лишен гуманности и способствует углублению социального неравенства в мире. Тогда как есть достаточно возможностей, чтобы сбалансировать этот вопрос, в том числе расширяя и приоритетно используя железнодорожное, автомобильное сообщение. Меры по защите экологии должны осуществляться в параллельном ключе с развитием туризма и повышением экологической сознательности правительств и граждан. 

Что касается каспийского туризма, то общества пяти прикаспийских стран давно ждут запуска круизных лайнеров по каспийским маршрутам. Каспийские туристические маршруты могут быть достаточно разнообразны и привлекательны. Туристическая сфера на своем уровне является естественным культурным интегратором и важной статьей дохода в бюджетах. 

Показал ли опыт 2020-го года востребованность экспертного сообщества на Каспии?

В 2020-й году достаточно сложно было проявить востребованность, тем не менее, многие наши площадки достаточно эффективно работали, включая экспертные проекты «Север-Юг», «Каспий-Евразия».  Есть надежда, что с 2021 года более активно и интересно заявит о себе Каспийский экспертный клуб, учитывая оформление его в полноценную экспертную платформу на Каспии. Хотела бы также подчеркнуть наращивание статуса Астрахани в качестве одного из центров каспийских коммуникаций.

Однако виртуальные форматы изрядно всех напрягли, и хотелось бы надеяться, что в будущем экспертные коммуникации частично вернутся в живой формат. Кроме того, востребованность экспертного сообщества должна определяться  не столько календарными циклами, сколько связанностью со структурами, принимающими решение – с одной стороны, и широкой аудиторией посредством информационных технологий – с другой. 

Беседовала Татьяна Котова

21 декабря, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели