Иранцев и азербайджанцев разделяют Каспий, Израиль и Сирия
Безопасность и милитаризация

Иранцев и азербайджанцев разделяют Каспий, Израиль и Сирия

Для ненужной войны между братьями слишком много причин

Государств, где шиитский вариант ислама является доминирующим, очень мало. Это прежде всего Иран и соседствующий с ним Азербайджан. Однако отношения Баку и Тегерана в высшей степени непростые. Причины – в первую очередь этнические и геополитические.

Азербайджанцы – тюрки, поэтому суннитская Турция им оказалась гораздо ближе шиитского Ирана, притом что Тегеран и Анкара – давние геополитические оппоненты. Кроме того, на северо-западе Ирана живет значительное азербайджанское меньшинство (10–15 млн), лояльность которого центру неочевидна. Это порождает своеобразные претензии двух стран. В Иране есть политические силы, претендующие на весь Азербайджан, и официальные лица подчеркнуто называют его Азербайджанской республикой. Там в свою очередь звучали призывы переименовать собственную страну в Северный Азербайджан, тем самым официально обозначив претензии на Южный, то есть иранский. Отметим, что возможность его присоединения к АзССР рассматривалась советским руководством сразу после Второй мировой, но по различным причинам от идеи отказались. Кстати, сторонники объединения сильно завышают численность азербайджанцев в Иране, иногда говорится чуть ли не о 40 миллионах.

В конце 1991-го Иран одним из первых признал независимость Азербайджана. Тегеран формально выступал за его территориальную целостность в ходе войны за Нагорный Карабах и регулярно предлагал себя как посредника для улаживания конфликта между Баку и Ереваном. При этом, однако, именно благодаря Ирану Армения не оказалась в полной блокаде. От него получала природный газ, продовольствие, другие важнейшие товары. Иран также служил мостом между Арменией и Россией. Подобная позиция Тегерана стала важнейшим фактором, предопределившим победу Армении. Двусторонние отношения остаются благожелательными по сей день.

Еще одной причиной конфликта между Баку и Тегераном стали дележ Каспийского моря и возможное строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан, против чего активно выступает Иран (он был также недоволен ожидаемым привлечением к проекту западных компаний). По сути оба этих вопроса не решены и сейчас, несмотря на подписание в августе 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспия.

Диаметрально противоположны позиции стран по отношению к Сирии. Тегеран – важнейший союзник Асада, Баку поддерживает западные санкции против Дамаска и интервенционистские действия Турции.

Крайне отрицательную реакцию Ирана вызывает тесное политическое и военно-техническое сотрудничество Азербайджана с Израилем. В частности, Тель-Авив активно помогает Баку строить флот, который противостоит ВМС Ирана на Каспии. Тегеран подозревает северного соседа в том, что тот может предоставить свою территорию Израилю для ведения электронной разведки или даже для авиационных атак на ядерные объекты Ирана (как минимум на азербайджанских аэродромах вероятно размещение самолетов-заправщиков израильских ВВС, замаскированных под гражданские машины нейтральных стран). Правда, в этом случае Баку добровольно подставил бы себя под гарантированный ответный удар.

Президенты Ирана и Азербайджана регулярно обмениваются визитами (в последние годы данный процесс активизировался) и примирительными заявлениями (иногда даже называя друг друга братьями). У стран есть совместные проекты, в том числе энергетические и транспортные. Интересно, что Иран поставляет газ в Нахичеванскую автономную область, отделенную от остальной территории Азербайджана. Таким образом Тегеран одновременно спасает от блокады и Армению, и Нахичевань. В 2005 году Баку и Тегеран подписали Договор о ненападении. Однако напряженность не уходит, а иногда становится очевидной. СМИ сторон постоянно ведут взаимную недружественную пропаганду, порой переходящую в откровенные оскорбления. Тегеран поддерживает в Азербайджане шиитские партии, выступающие за изменение светского характера государства.

При таком количестве противоречий война остается некой латентной возможностью. Вероятность невелика, но не равна нулю. Поэтому в 2000-е строительство ВС Азербайджана («Армия одной войны») ведется исходя из возможности борьбы против не только Армении, но и Ирана.

Количественное превосходство (как по личному составу, так и по технике всех классов) Ирана над Азербайджаном очень значительное, в некоторых случаях подавляющее. Но в качественном плане не все так однозначно, особенно на суше. В последние пять-шесть лет Баку приобрел у России, Израиля и Турции значительное количество современной бронетехники и артиллерии. Особо следует отметить танки Т-90, БМП-3, БТР-82А, САУ 2С31, 2С19, 2С7, РСЗО «Смерч», ТОС-1А, TR-300, «Линкс». Аналогов ничему этому у Ирана нет, его парк боевой техники велик, но весьма архаичен («В музее союзника»). Однако никто не отменял возможности задавить противника массой. Именно так Иран воевал против Ирака.

Авиапарк Исламской Республики также архаичен, но то же можно сказать об азербайджанском. У обеих стран есть советские истребители МиГ-29 и штурмовики Су-25. Но у Азербайджана этим все и ограничивается, а у Ирана имеется значительное количество других боевых машин. По-настоящему современных самолетов нет у обоих, поэтому в данном случае иранцы просто возьмут количеством. Правда, у Азербайджана некоторое превосходство в боевых вертолетах за счет наличия Ми-35. Зато у Ирана сотни баллистических ракет, которых вероятный противник вообще не имеет.

Сравнивать наземную ПВО сложно. У обоих есть советская ЗРС С-200 и российская С-300П. У Азербайджана – модернизированный вариант ЗРК «Бук», а также белорусский ЗРК «Тетраэдр». У Ирана – «Тор-М1» и множество различных старых ЗРК. В целом за счет авиации общее превосходство в воздухе однозначно на стороне Тегерана.

Азербайджанский флот слаб и стар за исключением патрульных кораблей «Туфан», строящихся по израильскому проекту. Но и они несут весьма слабое вооружение (особенно ПВО). У Ирана на Каспии находится незначительная часть ВМС, при этом крупнейший в акватории боевой корабль – фрегат «Дамаванд» персы ухитрились без всякой войны утопить в январе 2018 года. Однако и без него они имеют здесь от четырех до восьми ракетных катеров (с китайскими ПКР и их иранскими копиями), чего хватит для полного уничтожения азербайджанского флота, причем без проблем. Впрочем, морская война вряд ли сильно повлияет на общий ход боевых действий, если таковые случатся.

Война между Ираном и Азербайджаном стала бы чрезвычайно тяжелым испытанием для обеих сторон, но в итоге первый взял бы количеством. К тому же случись такой конфликт, армяне не откажут себе в удовольствии захватить те части территории НКР, которые в данный момент контролируются Азербайджаном, а заодно нанести максимальные потери тем его силам, которые не будут задействованы в боях с Ираном.

Выступление Турции или кого-либо еще на стороне Баку совершенно неочевидно. Поэтому Азербайджану подобная война категорически не нужна. И совершенно невероятно, чтобы он стал плацдармом для израильской или чьей-то еще агрессии против Ирана.

В данный момент война не нужна и ему, поскольку даже в случае победы не принесет никакой пользы, кроме вреда. Жесткие экономические санкции будут гарантированы, а выгоды ни малейшей. Именно поэтому война крайне маловероятна. Но не исключена, ведь вышеописанные проблемы никуда не денутся, а каких-нибудь радикалов и в Баку, и в Тегеране вдруг может «переклинить». В истории и гораздо меньшие противоречия становились поводами для кровопролития.

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа

Источник – Военно-промышленный курьер.

Опубликовано в выпуске № 13 (826) за 7 апреля 2020 года

8 апреля, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели