Как будут работать новые санкции против Ирана
Вокруг Ирана, Комментарии экспертов

Как будут работать новые санкции против Ирана

8 мая произошло то, что, без преувеличения, с опасением ждал весь мир. Президент США Дональд Трамп всё-таки решил выполнить своё предвыборное обещание и вышел из договора по иранской ядерной программе.

Напомним, что 14 июля 2015 года США, Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия, Европейский Союз и Иран договорились о Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД — известном также как «иранское соглашение»). Документ существенно ограничивает, сокращает и перестраивает иранский ядерно-технический комплекс, программу его развития, запасы и качество ядерных материалов, а также запрещает деятельность потенциально военного характера. Согласно СВПД, Иран будет сотрудничать с МАГАТЭ для прояснения прошлых и настоящих нерешенных вопросов, предоставит МАГАТЭ дополнительные возможности для мониторинга и доступ к любым подозрительным объектам, будет предоставлять Агентству информацию о запасах природного урана и центрифугах. В течение 15 лет международное сотрудничество в ядерной сфере будет осуществляться только после одобрения специально созданной Совместной комиссией.

Однако после решения американского президента успешная реализация этого соглашения, как и дальнейшее благоприятное развитие ситуации вокруг Ирана, поставлены под угрозу.

Со своей стороны наша редакция считает нужным отметить, что Исламская Республика Иран является ключевым субъектов каспийских геополитических  процессов. В течение многих веков Иран (Персия) оказывал существенное влияние на ситуацию в регионе, а с XVIII века совместно с Российской империей и Советским союзом полностью определял повестку дня в регионе Каспийского моря.

Именно поэтому решение американского президента, которое напрямую касается интересов этой прикаспийской страны, безусловно, окажет определенное влияние на ситуацию в Каспийском регионе. О том, каким будет это влияние, наша редакция решила спросить у ведущих экспертов по региону из прикаспийских стран. Мы запустим целую серию материалов по данному вопросу и постараемся охватить как можно большее число специалистов из всех прикаспийских стран.

В первом материале из этой серии мы публикуем оценку ситуации на Каспии научного сотрудника Института Экономики РАН Александра Караваева.

Прежде всего, эксперт отмечает, что, несмотря на отдельные оптимистичные заявления со стороны участников соглашения, работать санкции будут, возможно, слабее чем в 2010 году, но будут. И прежде всего, они ударят по европейским контрактам. В качестве недавнего примера подобной работы санкций Александр Караваев напомнил об инциденте на конференции по безопасности этого года, когда технические службы отказались заправлять самолет главы МИД Ирана из-за опасения аэропорта Мюнхена нарушить американские санкции, введенные в начале января. В итоге топливо для иранского самолета доставили из хранилища ВВС ФРГ.

«Это на самом деле один из распространенных случаев перестраховки бизнеса в адрес Ирана, пока в сравнительно тепличных условиях. Но уже проявляется то, что у нас называется «закошмарили бизнес». Есть трудности и с российскими компаниями, проводящими операции — некоторые тоже боятся», – отмечает эксперт.

По его мнению, смысл санкций даже не в блокировании, а в удорожании переводов — до 15% за транзакцию. Это дорого. При этом, даже в разгар самых жестких ограничений, например в 2011 году, у пяти иранских банков не был отключен SWIFT. Будут торговать как раньше, через ОАЭ, Индию, Армению. Кроме того, вряд ли мы увидим непосредственные удары по проектам в рамках ЕАЭС, также как Иран в пиковые годы санкций не вынуждали уходить из консорциума компаний по добыче азербайджанского газа на Каспии «Шах Дениз», а государства Южного Кавказа не принуждали отказываться от торговли с Ираном. Есть и другие моменты, когда региональная экономическая конъюнктура (межрегиональная связность) спасает от рисков полного юридически-правового блокирования субъектов политики. Поэтому, сохраняется надежда, что проекту совместного ирано-азербайджанского освоения месторождения «Араз-Алов-Шарг» новые санкции не помешают.

Российский эксперт также обращает внимание на то, что ещё один островок стабильности на иранском направлении будет сохраняться у тех компаний, которые не особенно «светятся» на Западе. Иными словами, Москва и Астана будут работать с Тегераном в рамках евразийской зоны свободной торговли через свои финансовые механизмы напрямую, без использования транзакций иных валют.

Но главная проблема, по мнению Александра Караваева это то, что  будут ограничены возможности по привлечению инвестиций. Китай и РФ физически не могут взять все иранские проекты на себя. Кроме того, есть особенности и самого Тегерана. Когда они не готовы делиться долями собственности по проектам: логика такая — вы находите деньги, потом мы вместе строим и эксплуатируем, деля прибыли почти на равных — никаких особых привилегий. Поэтому Баку до сих пор обсуждает параметры своего инвестирования по железнодорожному проекту Астара-Решт, очень медленно двигаются и другие параллельные проекты с участием РЖД,  вагоностроителей и российскими банками.

«Политика Тегерана национально ориентированная, не похожая на то, как у нас в СНГ раньше, в первые годы капитализма, приглашали инвесторов с распростертыми объятиями.  Но нам от этого не легче», – резюмирует Александр Караваев.

Май 11, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели