Кавказский тур Болтона и реакция России
Аналитика, Зарубежные материалы по Каспию, Колонка редактора

Кавказский тур Болтона и реакция России

Редакция портала «Каспийский вестник» продолжает публикацию переводов наиболее интересных статей аналитиков Института Центральной Азии и Кавказа и Программы изучения Шелкового пути — Объединенного центра, связанного с Советом по внешней политике США в Вашингтоне и Институтом безопасности и развития в Стокгольме (www.silkroadstudies.org).

На этот раз редакция нашего портала представляет перевод статьи аналитика по региональной безопасности, специализирующегося на Черноморском регионе, Кавказе и Центральной Азии, стипендиата CACI 2017 Rumsfeld и кандидата PhD в университете Лестера (Великобритания) — Эдуарда Абраамяна (Eduard Abrahamyan). Статья называется «Кавказский тур Болтона и реакция России» (Bolton’s Caucasian Tour and Russia’s Reaction) и посвящена анализу контекста состоявшегося в конце октября текущего года визита советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона на Южный Кавказ:

24-26 октября делегация Госдепартамента США во главе с советником президента США по национальной безопасности послом Джоном Болтоном посетила южнокавказские республики. Визит делегации в Азербайджан, Армению и Грузию состоялся сразу после переговоров Болтона в Москве. Экспертным сообществом России он был сразу же назван шагом, свидетельствующим об активизации политики США в отношении Кавказа и прагматичным возобновлением отношений с конфликтным регионом. Болтон в рамках визита, похоже, расставил приоритеты в отношениях с каждой страной региона, классифицируя их в соответствии с политическими возможностями, общими интересами и ролями, которые, соответственно, стремятся играть Грузия, Азербайджан и Армения в отношениях с Западом. Однако визит вызвал нервную реакцию со стороны Москвы, особенно с учетом вопросов, которые Болтон поднимал в Ереване.

Справочная информация: достигнув Баку 24 октября, делегация США подчеркнула, что Азербайджан играет заметную роль в диверсификации европейских энергопоставок. Этот жест ясно показал, что Южный газовый коридор никоим образом не будет подпадать под санкции США против Ирана, несмотря на то, что иранская нефтяная компания владеет 10 процентами акций консорциума «Шах-дениз». Касаясь роли США в Минской группе ОБСЕ и в ходе переговоров между Арменией и Азербайджаном, Болтон отметил, что скорейшее урегулирование этого конфликта представляет взаимный интерес, так как позволит Кавказу реализовать свой стратегический потенциал.

Высоко оценив важность Азербайджана для США с точки зрения предоставления логистического доступа к Афганистану в рамках Северной распределительной сети, Болтон обозначил потенциальную роль Азербайджана в политике США по отношению к Ирану. За последние два года двусторонние отношения между США и Азербайджаном активизировались, приблизившись к установлению уровня «стратегического партнерства». Это означает, что администрация США стремится заручиться поддержкой Азербайджана в отношении Ирана, открыв взамен Баку поддержку, связанную с безопасностью. Азербайджанская сторона, как сообщается, подняла вопрос о 907-й поправке к Закону США о поддержке свободы, запрещающей прямую военную помощь Баку, который Конгресс США применил к Азербайджану в 1992 году. Болтон говорил об этом позднее во время визита в Ереван, хотя и в контексте потенциальной помощи Армении со стороны США в сфере обороны.

Американо-азербайджанские переговоры были сосредоточены на спектре рисков, связанных с Ираном, таких как исламский радикализм и беспорядки в Гяндже. Для Баку напряженная ситуация в Гяндже является аргументом в пользу обращения США за помощью в форме обмена разведданными в целях укрепления внутренней безопасности Азербайджана.

На следующий день делегация посетила Ереван для встречи с временным правительством Армении, сформированным после «бархатной революции». Повестка дня включала рассмотрение введённых США санкций против Ирана и их возможного влияния на Армению. Также стороны рассмотрели тематику влияния России и Ирана на ситуацию в стране. Армянская сторона ясно дала понять, что она не в состоянии пересмотреть свои тесные связи с Ираном и раздражать Россию, реализуя альтернативные направления во внешней политике, особенно с учётом отсутствия надлежащих альтернативных вариантов.

Некоторые замечания Болтона в Ереване вызвали немедленную и гневную реакцию со стороны Москвы. В частности, Болтон утверждал, что «для Армении крайне важно осуществлять свой полный суверенитет и не зависеть от чрезмерного иностранного влияния или не подвергаться ему. Она не должна ограничиваться историческими закономерностями». Болтон заявил, что утверждение о «незаменимости России для безопасности Армении» не соответствует действительности и у Еревана есть много альтернатив, чтобы диверсифицировать свою политику в сфере безопасности и не зависеть полностью от Москвы. Москва расценила это заявление как сигнал премьер-министру Николу Пашиняну изменить «традиционное» внешнеполитическое выравнивание Армении в более сбалансированную дипломатию. Чтобы «увеличить возможности Армении», Болтон заявил, что обсуждал с Пашиняном вопрос о продаже оружия, намекая на то, что американская техника лучше, чем российская. Это говорит о том, что интерес США к Армении имеет меньшее отношение к Ирану, а больше связан со стремлением Вашингтона уменьшить подавляющее влияние России в стране. В свою очередь, 29 октября Министерство иностранных дел России опубликовало заявление, обвинив Болтона во вмешательстве в дела Армении, пытаясь вбить клин между сердечными союзниками.

Последствия: после прихода к власти на фоне кризиса в Украине, новая администрации США пришла к выводу о необходимости укрепления её положения на Кавказе, чтобы противостоять вызовам со стороны России и Ирана. Администрация сначала заверила своего традиционного регионального союзника Грузию в своей поддержке, подчеркнутой визитом вице-президента Майка Пенса в Тбилиси в августе 2017 года и введением Закона о поддержке Грузии в Конгрессе в июне 2018 года. США также поддержали приобретение Грузией сложной противотанковой техники Javelin, направленной на улучшение оборонительных возможностей страны, что было почти немыслимо во время президентства Барака Обамы. Кроме того, по словам министра обороны Грузии Левана Изории, в 2019 году страна проводит консультации с американскими партнерами для получения большего количества оборонительной техники американского производства. В этом свете тур Болтона в регион является важным политическим сигналом более активного участия США в делах Кавказа, с отчетливо новым имиджем и стратегическим поведением, отдающим приоритет политическому прагматизму, а не нормативному подходу предыдущей Администрации.

Находящийся вблизи России и Ирана Кавказ является жизненно важным регионом для европейской энергетической безопасности и важным центром логистики для доступа США к Центральной Азии и Афганистану. В развивающейся стратегии Вашингтона независимые государства Кавказа потенциально могут выполнять функцию «тройного сдерживания» одновременно в отношении ревизионистской России, разрушительного Ирана и все более ненадежной Турции. Таким образом, визит возглавляемой Болтоном делегации в регион свидетельствовал о растущем внимании Администрации Трампа к региональной динамике и её намерении продолжать развивать стратегические связи со странами в сфере безопасности в контексте все более конкурентного мирового порядка.

Как и ожидалось, американская сторона выразила свое несогласие с заявкой Армении на развертывание военно-гуманитарной миссии в Сирии под эгидой России, инициативы Еревана, направленной на то, чтобы успокоить Россию после её критической позиции в отношении постреволюционного режима Пашиняна. Более того, вряд ли можно представить себе, что Армения, провозгласив себя подлинной демократией по западному образцу, после смены власти сможет сохранить прежнюю внешнюю политику своих авторитарных предшественников и совместить ее с воинственной политикой автократических режимов России и Ирана.

Иранское влияние в Армении получает мало внимания со стороны общественности и властей страны. Однако оно, безусловно, существует, не в последнюю очередь в форме тенденции к религиозному обращению. Речь идет об убийстве российского военнослужащего из 102-й военной базы в апреле 2017 года армянином, который перешел в ислам и впоследствии радикализировался. Болтон признал, что Армения сталкивается с двумя проблемами безопасности – несбалансированной зависимостью от России, а также диспропорцией в военной мощи с Азербайджаном, и его заявления показали, что вопрос Ирана, хотя и важный, но не был главной темой его дискуссий в Ереване. Зависимость Армении от России является значительной и системной, поскольку даже ее государственные границы находятся под контролем российских пограничников, связанных с ФСБ. Реакция России на США, таким образом, неудивительна, там не хотят, чтобы в отношениях с Арменией наступили определенные перемены.

Политика России в отношении Армении выделяется на фоне её связей  со всеми другими членами СНГ. Москва рассматривает Армению, как важнейший опорный пункт в ее стремлении к региональной гегемонии и неотъемлемую часть её кавказской архитектуры безопасности. Без своего присутствия в Армении Россия перестала бы быть доминирующей державой на Кавказе, а ее способность проецировать власть в Черноморском регионе столкнулась бы с дополнительными ограничениями, если бы Ереван выбрал более сбалансированную внешнюю политику. Поэтому Москва рассматривает гонку вооружений между Арменией и Азербайджаном как инструмент для закрепления своего господства над ними, а замечания Болтона поставили под сомнение использование этого инструмента.

Выводы: На фоне растущего давления на Иран и противостояния между Россией и Западом Кавказ вновь приобретает стратегическое значение для США. Болтон фактически классифицировал южнокавказские государства в соответствии со стратегическим подходом США, признавая, что Грузия имеет «большое стратегическое значение»; Азербайджан «стратегическое значение», в Армения входит в число «главных приоритетов» США. В настоящее время напряженность между США и Турцией повысила стратегическое значение Грузии. Это также проложило путь к более активной роли азербайджанской дипломатии в посредничестве между Вашингтоном и Анкарой.

Администрация Трампа могла бы плодотворно инициировать новую систему сотрудничества в форме платформы США + Кавказ, чтобы совместно решать общие проблемы безопасности, такие как кибер- и гибридные угрозы. Кроме того, Болтон бросил вызов России, поставив под сомнение ее привилегированное положение в качестве поставщика оружия как Азербайджану, так и Армении. Тем не менее, решение этой проблемы вряд ли заменит российское оружие продажами США, а скорее приведёт к эмбарго на поставки оружия обеим сторонам. С этой целью введение эмбарго ОБСЕ на поставки оружия в Нагорный Карабах в качестве обязательного для всех членов ОБСЕ требования, не только послужило бы стабилизирующим фактором, но и ограничило бы способность Москвы манипулировать конфликтующими сторонами.

Декабрь 24, 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели