Посол Ирана в Казахстане высказался о ядерной программе, экономике и санкциях США
Каспийский диалог

Посол Ирана в Казахстане высказался о ядерной программе, экономике и санкциях США

Какова экономическая ситуация в Иране, на какой стадии находятся переговоры с США, о партнерстве с Казахстаном и совместных проектах стран рассказал в интервью корреспонденту МИА «Казинформ» Чрезвычайный и Полномочный Посол Ирана в РК Маджид Самадзаде Сабер.

— Господин Посол, как Иран отреагировал на события, произошедшие в начале января в Казахстане?

— Мы были удивлены, когда впервые услышали о беспорядках. Произошло нечто неожиданное, потому что Казахстан для нас страна стабильности. При этом с самого начала мы были уверены, что казахстанцы смогут достойно выдержать это бремя. В целом Иран выступает против вмешательства внешних сил во внутренние дела страны. МИД Ирана в связи с беспорядками трижды выступило с заявлением в поддержку действий казахстанских властей, также направило ноту о готовности его поддержать. Президент Ирана И. Раиси провел телефонный разговор с Президентом РК К. Токаевым, в ходе которого выразил слова поддержки и выступил за скорейшее урегулирование ситуации. Министр иностранных дел Ирана также провел телефонный разговор с министром иностранных дел Казахстана. Как посол, я также выражал свою поддержку народу Казахстана через средства массовой информации. Также хочу сказать, что я против любого хулиганства и массовых притеснений. Сегодня я рад, что ситуация в Казахстане стабилизируется и уверен, что подобное больше не повторится.

— Какова экономическая ситуация в Иране на данный момент?

— Экономическая ситуация в стране лучше, чем в предыдущие годы. Она ухудшилась из-за санкций США. В частности, возникли трудности с продажей нефти, другими словами, ряд проектов не был реализован, влияние также оказала инфляция. Сейчас экономика движется в сторону улучшения. Продажи нефти выросли, а экспорт увеличился на 300%. Объем экспорта в Казахстан увеличился на 50%. В целом производство и экспорт нефтяной и другой продукции достигли значительных уровней. Мы надеемся, что в этом году ситуация продолжит улучшаться.

— Каков объем товарооборота между Казахстаном и Ираном в 2021 году? Какие товары из Казахстана пользуются наибольшим спросом?

— Пандемия COVID-19 негативно повлияла на торговлю между двумя странами, то есть мы наблюдали спад товарооборота. Однако на сегодняшний день мы видим результаты работы сотрудничества Ирана и Казахстана. В прошлом году товарооборот между двумя странами вырос на 110% по сравнению с 2020 годом. Это очень хороший показатель. Помимо коронавируса снижению экспорта способствовало закрытие границ с Туркменистаном. В прошлом году Туркменистан временно закрыл границы с соседними странами в связи с эпидситуацией. К счастью, кроме сухопутных границ Иран связывает с Казахстаном Каспийское море. Морским транспортом пользуются также Узбекистан и Таджикистан. Кроме того, на сегодня границы Туркменистана уже открыты, а значит, восстановлено железнодорожное и автомобильное сообщение. В связи с этим надеемся, что товарооборот продолжит расти. По имеющейся у меня статистике, товарооборот между Казахстаном и Ираном за 10 месяцев прошлого года составил около 400 миллионов долларов. Казахстан в основном экспортирует зерно в нашу страну.

— Как Вы оцениваете эффективность железной дороги «Казахстан-Туркменистан-Иран»?

— Одним из препятствий для железнодорожного сообщения является нехватка вагонов. Сегодня этот железнодорожный маршрут также перевозит грузы через Китай и Иран. Доставка из этой страны занимает 12 дней. Чтобы работа была более продуктивной, мы организовали свободную экономическую зону. Мы также объявили о выделении участков бизнесменам в этом районе. Есть возможность для предпринимателей открыть логистический центр и построить склад. Это выгодно обеим сторонам. А Казахстан благодаря этому может импортировать товары. Мы предложили Казахстану четыре места: Бандар-Аббас (порт в Персидском заливе на юге Ирана), Чабахар (портовый город на юге Ирана у побережья Оманского залива), Амирабад (порт на севере Ирана, расположенный на южном берегу Каспийского моря), Инче-Бурун (свободная экономическая зона на границе Туркменистана и Ирана).

Помимо железных дорог, есть и авиасообщение. Ранее между Алматы и Тегераном были регулярные рейсы, но с марта прошлого года были запущены рейсы между Актау и Горганом.

— Какие проекты реализуются на данный момент? Какие планируется запустить?

— Мы уделяем особое внимание четырем направлениям в совместной работе с Казахстаном. В частности, горнодобывающая промышленность, сельское хозяйство, торговля (экспорт, импорт) и логистика. Ведется работа по совершенствованию двустороннего сотрудничества в этих сферах. Кстати, в горнодобывающей промышленности Казахстана сейчас работает несколько иранских компаний. Соответственно, казахстанские проекты реализуются и в нашей стране. Иранские компании также работают в водном секторе Казахстана. Кроме того, мы построили бойни и элеваторы в Казахстане. Иранцы также имеют долю в казахстанском сельском хозяйстве. Особо хотел бы отметить, что в текущем году наши страны отмечают важную дату – 30-летие с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Ираном. За эти годы мы стали свидетелями того, что сотрудничество между нашими странами динамично развивается по всем направлениям.

— Какова ситуация с коронавирусом в Иране? В СМИ сообщалось, что за все время пандемии, коронавирус забрал жизни более 132 тысяч человек в стране, что является самым высоким показателем смертности на Ближнем Востоке.

— Да, в предыдущий год ситуация с коронавирусом в Иране была сложной. Тогда мы сразу начали решать вопрос о вакцинации наших граждан. Сейчас обстановка с COVID-19 другая. На сегодняшний день 77-78% населения получили обе дозы вакцины от коронавируса, а третью дозу вакцины получили около трех млн человек. Согласно статистике, за сутки в нашей стране от коронавируса скончались 29 человек (общая численность – 83 миллиона человек). Конечно, число погибших означает, что эпидемия по-прежнему серьезна. С начала пандемии в Иране умерло около 130 тысяч человек. Сейчас же у нас только один шахрестан (малая административная единица Ирана – прим. ред.) в «красной» зоне. Население в основном получает вакцины Sinopharm, AstraZeneca и Sputnik V. Кроме того, Иран начал производить отечественную вакцину. Всего пять вакцин, две из которых разработаны совместно с другими странами. В связи с большим объемом вакцин в стране мы предложили их другим странам в качестве гуманитарной помощи.

— Что из себя представляет на сегодня ядерная программа Ирана?

— Сейчас мы ведем тесные переговоры по ядерной программе, пока нет определенного решения. Однако мнения государств-участников по этому вопросу положительные. И они надеются, что мы добьемся положительного результата. На мой взгляд, вскоре мы сможем подвести итог. У нас есть комитет, который следит за мирной реализацией ядерных программ. В целом ядерная программа Ирана всегда была мирной. (В 2015 году Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция и Иран заключили ядерную сделку – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Он предполагает снятие санкций в обмен на ограничение ядерной программы Ирана. В мае 2018 года бывший тогда президентом США Дональд Трамп принял решение о выходе страны из СВПД и восстановил санкции против Тегерана. В ответ Иран заявил о поэтапном сокращении своих обязательств в рамках соглашения, отказавшись от ограничений в ядерных исследованиях, центрифугах и уровне обогащения урана. В начале января в Вене возобновились переговоры по восстановлению полного действия Совместного всеобъемлющего плана действий. В настоящее время идет восьмой раунд венских переговоров – прим. ред.)

— На какой стадии находятся переговоры к возвращению СВПД?

— Первый вопрос этих переговоров – снять односторонние санкции, введенные США. Эти санкции не исходят от Европы или ООН, а только из США. В настоящее время над этим вопросом работает специальная комиссия. Вторым важным аспектом переговоров являются американские гарантии. Это делается для того, чтобы соглашение не было нарушено. Потому что ранее мы столкнулись с нарушением договоренностей. На наш взгляд, соглашение должно быть постоянным. Мы надеемся, в случае достижения договоренности, с нас будут сняты санкции, и добыча нефти вернется в норму. То есть, когда санкции будут сняты, у нас будут свои обязательства по ядерной программе.

— Что значит для Ирана восстановление права голоса в Генассамблее ООН?

— Ежегодно страны платят членский взнос в ООН. В прошлом году Иран не смог осуществить оплату из-за жестких санкций США. К счастью, эта проблема недавно была решена. С помощью Южной Кореи мы оплатили долг из иранских активов. Прошло всего несколько дней с момента решения проблемы.

24 февраля, 2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели