В Клубе «ВАЛДАЙ» состоялся Третий Российско-иранский диалог
Вокруг Ирана, Комментарии экспертов

В Клубе «ВАЛДАЙ» состоялся Третий Российско-иранский диалог

26 июня в клубе «Валдай» прошла сессия российско-иранского диалога. Эта конференция – уже третья по счёту встреча, на которой российские и иранские эксперты обсуждают сотрудничество своих стран, представляют панорамную картину глобальной политики – и, как подчёркивают они сами, выстраивают человеческие отношения.

«В основе большей части человеческого поведения находится замысел. Мы сами замысливаем мир и будущее – они не могут появиться сами собой, их нужно ещё сконструировать», – сказал в начале конференции Андрей Быстрицкий, Председатель Совета Фонда развития и поддержки клуба «Валдай». Именно такому «замысливанию» мира, или по крайней мере его части, и посвящён российско-иранский диалог, охватывающий целый ряд как двусторонних, так и глобальных проблем, беспокоящих сегодня весь мир. В центре обсуждения оказались не только Россия и Иран, но и третьи влияющие на них игроки – Сирия, США, Израиль, Турция, Египет и другие.

Замир Кабулов, директор Второго департамента Азии МИД России, обратил внимание на противостояние Ирана с США. «Это жёсткий и рискованный блеф, – заявил дипломат. – Они (США – прим. ред.) любят азартные игры и играют в покер, а чем он закончится – предсказать нельзя. Когда играют жёстко, всё может выйти из-под контроля», – пояснил он. По словам Кабулова, в случае перехода конфликта в горячую фазу, Иран готов ответить на атаку и ради сохранения своей независимости и даже понести потери – в отличие от США. В любом случае, это может привести к региональному и нефтяному кризису, что станет угрозой для глобальной экономики. «Главное, что у нас есть уверенность: Иран выстоит в любой драке, и он не одинок», – сказал Замир Кабулов.

Иран на протяжении десятилетий готовился к тому моменту, когда он может подвергнуться нападению США. И хотя США способны нанести поражение Ирану военным путём благодаря подавляющему превосходству в воздухе, Тегеран и контролируемые им военизированные группировки могут превратить конфликт в длительную и политически дорогостоящую битву, пишет Гюней Йылдыз, внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне (США).

Его точку зрения поддержал Сайед Казем Саджадпур, президент Института политических и международных исследований. Он обратил внимание на выход Америки из «ядерной сделки» и её попытки установить гегемонию. «Иран готов к противостоянию, это часть нашей культуры, – сказал он. – Противостояние – это глобальное явление, однако в диалоге с Россией мы можем достигнуть новых путей для улучшения ситуации и наших отношений». Иранский гость выделил три основных цели этого диалога: обменяться методами и анализом региональной и глобальной ситуации, установить человеческие отношения и способствовать дальнейшему развитию отношений между странами, которые, как он выразился, имеют «хороший костяк» и приносят пользу равно региону и международному сообществу. Этот список дополнил Мехди Санаи, чрезвычайный и полномочный посол Ирана в Российской Федерации, отметив также регулярные встречи на высшем уровне, проект международного транспортного коридора «Север-Юг» и снятие роли третьих факторов, которые могли влиять на отношения раньше. Есть проблема Афганистана, борьба с наркотиками, терроризмом и экстремизмом, сотрудничество в области СМИ и интернета. «Подписанных документов пока нет, но по факту есть стратегическое сотрудничество и партнерство, – отметил Санаи. – Однако эти отношения пока – государственные, и важен обмен мнениями в рамках неправительственных структур».

Первая сессия была посвящена анализу международной ситуации с позиций России и Ирана – и эти позиции, как стало ясно в ходе обсуждения, весьма схожи.

Согласившись с теми, кто выступал раньше, эксперты сессии высказались против провокационной политики США в отношении Ирана и Ближнего Востока в целом. Согласно одному из спикеров, сейчас они тестируют Иран на прочность и пытаются спровоцировать его на безответственные действия. Открытый конфликт между двумя странами, как было подчёркнуто, начался ещё в 2003 году, когда США вторглись в Ирак, и сейчас давление и тестирование будет продолжаться. Именно тесное сотрудничество иранцев с другими силами может помочь ему и дальше проводить линию на «благоразумие». В этом им вряд ли поможет Европа, но может помочь Китай – ещё один глобальный игрок, который сейчас вырабатывает долгосрочную стратегию позиционирования себя в мире.

Обычно при обсуждении международной ситуации акцент делается на «странах», но их отношения, как отметил другой спикер, включают также человеческий и символический компоненты: силу имиджей, образов и интерпретаций событий. США, по его словам, пытаются навязать свою интерпретацию всему миру, и задача других игроков – создать плюрализм и добиться независимости в своём видении той или иной ситуации. Однако дело здесь, как отметил другой эксперт, не только в словах и образах, но и в реальности: все попытки перестроить сложившиеся после Второй мировой международные институты в условиях гегемонии одного игрока потерпели неудачу, нейтральных игроков не осталось, и своя роль теперь есть у всех. Он также высказал оригинальную идею, что администрация Дональда Трампа – самая мирная из всех с окончания холодной войны: она не начала ни одной войны и до конца второго срока президента вряд ли начнёт. Поэтому её цель – нарушение стабильности, и ответом на это может быть сотрудничество других держав – в том числе России и Ирана вкупе с Китаем.

Вторая сессия встречи была посвящена Ближнему и Среднему Востоку, и разговор на ней, разумеется, сразу зашёл о Сирии. Один из выступавших сразу обозначил основные проблемы, которые встают в связи с завершением войны: окончательное политическое урегулирование, возвращение беженцев и послевоенное восстановление страны. Основным же вызовом в этом плане, по его мнению, становится «обыденность» этих вопросов – уже слишком давно обсуждается создание конституционных институтов, обыденной стала и работа России, Ирана и Турции в международном формате. Чтобы из этого выйти, нужен новый путь: это может быть совмещение астанинского формата с малой группой, включение в эту группу США в качестве нового члена или скорейшее решение вопроса с Идлибом и турецкой оккупацией части страны.

Ещё один спикер предложил несколько иное видение ситуации и подчеркнул, что главной проблемой здесь является не Идлиб, а северо-восток страны. Кроме того, из Сирии должны быть выведены войска США, Турции и курдов, после чего наступит мир и на первый план выйдут стратегическое сотрудничество, в котором смогут принять участие как Россия и Иран, так и Израиль, Саудовская Аравия, Египет и даже США, поскольку на саммите «Большой двадцатки» запланирована встреча президентов США Дональда Трампа и России Владимира Путина, в ходе которой наверняка будут затронуты сирийский и иранский вопрос. Так или иначе, по словам спикера основная задача сейчас – распространить опыт взаимодействия во время кризиса также и на мирный период. Это может касаться политики в отношении Кавказа, проекта МТК «Север-Юг», Большой Евразии и возможного вступления Ирана в ШОС.

Неоднократно затронутому и главному вопросу конференции – отношениям между Россией и Ираном, – была посвящена третья завершающая сессия. Эти отношения имеют давнюю и разнообразную историю, но все эксперты сошлись во мнении, что в последние годы между ними наблюдается взаимопонимание и доверие во множестве областей – во внешней политике, в борьбе с терроризмом, в рамках сирийского урегулирования, политики в Евразии.

Серьёзный толчок этим отношениям придали введённые против обеих стран санкции. Вместе с тем один из экспертов выделил проблему, которая несколько омрачает ситуацию – а именно завышенные ожидания со стороны Ирана к России. Однако диалог должен быть двусторонним и в подлинном смысле партнёрским. Отношения, по его словам, нужно наполнять доверием и выяснять имеющиеся расхождения в позициях – например, в отношении Израиля или Кавказа.

Что делать для укрепления этих отношений, какие вопросы нужно включить в повестку дня? По мнению ряда экспертов, их нужно институционализировать, создать соответствующую инфраструктуру из морского и автотранспорта, увеличить темпы товарооборота. Следует развивать человеческие отношения в рамках гражданских обществ, а также сотрудничать в финансовой сфере и в сфере энергетики, где страны должны извлекать обоюдную выгоду, а не конкурировать.

На заключительной пресс-конференции эксперты подвели итоги диалога и единогласно признали его удавшимся. Сайед Казем Саджадпур отметил, что было затронуто три уровня отношений, а именно глобальный, региональный и двусторонний, и что эти отношения имеют прочный характер. В свою очередь, директор по научной работе клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов отметил что в России и Иране имеют место разные политические культуры и не всегда одинаковые интересы, но несмотря на это, им всё же удаётся сотрудничать. «Стратегическое партнёрство означает не то, что проблем нет, а что стороны способны их обнаружить и решить, – сказал он. – Трения можно найти на всех уровнях, но что это партнёрство необходимо обеим сторонам – с этим согласны все и никаких сомнений тут нет». В итоге было решено, что эта встреча не будет последней. Возможно в дальнейшем формат будет изменен и к обсуждениям будут приглашены китайские эксперты.

Июль 2, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели