Влияние ЕС на Туркменистан — каспийский аспект
Повестка дня

Влияние ЕС на Туркменистан — каспийский аспект

Портал «Casp-Geo» продолжает публикацию отрывков из аналитической работы Владимира Парамонова, Алексея Строкова и Зебинисо Абдуганиевой «Влияние Европейского Союза на Центральную Азию: обзор, анализ и прогноз», опубликованной в июне 2017 года Фондом Фридриха Эберта  Казахстан.

 Авторы цитируемой на страницах нашего портала книги подчеркивают, что влияние Европейского Союза на Туркменистан, по большей части, проявляется именно в Каспийском регионе и касается в основном экономической сферы. Это в очередной раз подчеркивает важное, стратегическое значение  Каспия в мировых геополитических процессах.

 

«Несмотря на то, что еще в 1992 году Туркменистан установил дипломатические отношения со многими европейскими странами, реальный интерес Брюсселя и столиц ведущих государств-членов ЕС к Ашхабаду проявился лишь примерно к середине 90-х годов прошлого века. При этом, автор справедливо отмечает, что интерес европейских стран к Туркменистану, в первую очередь, связан с изучением возможностей по организации поставок туркменского природного газа в Европу в обход территории России и формированию соответствующей трубопроводной инфраструктуры на Каспии.

Справка. Евросоюз многие годы лоббирует проект прокладки по дну Каспийского моря от г.Туркменбаши (Туркменистан) до г.Баку (Азербайджан) Транскаспийского газопровода. Затем на территории Азербайджана данный газопровод предполагается состыковать со строящимся Трансанатолийским газопроводом. Транскаспийский и Трансанатолийский газопроводы могли бы прокачивать туркменский газ через Азербайджан, Грузию и Турцию в Европу.

Однако на практике проект Транскаспийского газопровода был и остается «на бумаге», а перспективы его реализации не ясны (главным образом в силу неопределенности статуса Каспийского моря, противодействия со стороны Москвы и Тегерана, снижения спроса на газ в Европе). Кроме того, европейским компаниям так и не удалось выйти на значительные объемы добычи нефти: в ходе интенсивных геологоразведочных работ (2008-2014 годы) выяснилось отсутствие «большой нефти» на туркменском шельфе. В результате Брюссель пока не располагает энергетическими рычагами воздействия на Туркменистан. Иных же рычагов у ЕС также нет.

В свою очередь, сам Туркменистан, хотя и проявляет определенную заинтересованность в сотрудничестве с Евросоюзом (как и Западом в целом), тем не менее принципиально не готов к сближению с ЕС. Прежде всего туркменское руководство не хочет и не может привести политическую систему страны в соответствие с европейскими стандартами. При этом в Ашхабаде существуют опасения того, что в условиях реформаторских экспериментов кардинально ослабнет (или даже станет невозможным) контроль государства над ситуацией в обществе.

Экономическая сфера

Экономическое влияние Евросоюза на Туркменистан крайне слабо (причем, не только по сравнению с растущим влиянием Китая или традиционно высоким влиянием России, но и даже влиянием таких стран как Иран и Турция). В случае же если регулярные поставки природного газа (и/или сжиженного природного газа) из Туркменистана в Европу так и не начнутся (а скорее всего в ближайшей и среднесрочной перспективе так оно и будет), то позиции ЕС с высокой долей вероятности ослабнут в еще большей степени.

Факторы, ведущие к усилению влияния ЕС

Рассматривая Туркменистан как потенциально важного и альтернативного России поставщика природного газа на европейский рынок, Евросоюз сумел занять определенные ниши в стратегической отрасли туркменской экономики – нефтегазовой.

Так в середине 90-х годов отдельные европейские компании вошли в проекты по освоению и геологоразведке нефтегазовых месторождений на туркменском участке шельфа Каспия.

Инвестиции в рамках этих проектов оцениваются в размере от 2 до 3 млрд. долларов. При этом объемы добычи углеводородов в последние годы стабильны, составляют порядка 2,6 млн. тонн нефти и около 12 млрд. кубических метров газа ежегодно (Источник: исследование В.Парамонова и А.Строкова, 2013-2015 годы).

Кроме того, Евросоюз смог привлечь Туркменистан к участию в такой программе как ИНОГЕЙТ (Interstate Oil and Gas Transportation to Europe, INOGATE, по формированию энергетической инфраструктуры с целью транспортировки энергоресурсов в Европу).

Справка. Туркменистан является страной-партнером программы ИНОГЕЙТ с 1996 года и бенефициарием 40 из 69 проектов. Программа предполагает оказание Ашхабаду помощи по ряду направлений туркменского энергетического сектора: «Энергетическая статистика», «Возобновляемая энергетика», «Энергоэффективность», «Энергетическая политика».

Помимо программы ИНОГЕЙТ, Туркменистан де-факто является участником и программы ТРАСЕКА (Transport Corridor Europe – Caucasus – Asia, по развитию транспортного коридора «Европа – Кавказ – Азия»). Несмотря на то, что Туркменистан официально пока не присоединился к Программе и не подписал Основное многостороннее соглашение по развитию транспортного коридора «Европа – Кавказ – Азия», тем не менее Ашхабад уделяет большое внимание вопросам наращивания объемов грузоперевозок по вышеуказанному маршруту, руководствуясь при этом собственными приоритетами.

Справка. По сути именно в рамках программы ТРАСЕКА Ашхабад осуществляет поставки нефти по трубопроводу «Баку – Тбилиси – Джейхан». В результате, начиная с 2010 года более 90% туркменского нефтяного экспорта (а это около 5 млн. тонн ежегодно) приходится на Европу. Нефть поступает танкерами от порта Туркменбаши по Каспийскому морю до г.Баку (Сангачальский терминал) и далее по нефтепроводу «Баку – Тбилиси – Джейхан» (Источник: исследование В.Парамонова и А.Строкова, 2014 год).

Другим важным проектом, также фактически осуществляемым с учетом концептуальных установок программы ТРАСЕКА, является проект строительства нового международного морского порта Туркменбаши. Ожидается, что ввод этого объекта в эксплуатацию позволит значительно увеличить транспортные потоки по маршруту «Центральная Азия – Кавказ – Европа».

Справка. Генеральным подрядчиком строительства порта Туркменбаши является турецкая компания Gap Inşaat. Проектные работы подразумевают возведение общего погрузочного терминала, терминала сыпучих грузов, а также завода по строительству и ремонту судов. Планируется, что площадь порта составит не менее 1,2 миллиона квадратных метров, а протяженность причальной линии – около 3,6 километров. Завершение проекта ожидается в 2017 году (Источник: туркменский информационный портал «Туркменбизнес», 2016 год).

В свою очередь, Туркменистан проявляет растущую заинтересованность в развитии экономических связей с Евросоюзом. Скорее всего, это связано с тем, что Ашхабад испытывает все более острую потребность в сохранении доступа на европейский рынок нефти, а в будущем, возможно, будет нуждаться и в доступе на рынок сжиженного природного газа – СПБТ (смесь пропан-бутан техническая).

Справка. СПБТ стоит гораздо дороже природного газа (примерно в несколько раз). По этой причине всем странам, располагающим избыточным производством природного газа, выгоднее не использовать СПБТ для внутренних нужд, а продавать его за границу.

Туркменистан относится именно к таким государствам. В частности, в 2014 году в стране произведено 168 тыс. тонн СПБТ, в 2020 году планируется произвести уже 1 млн. тонн, а в 2025 году – 3 млн. тонн. Это составит до 10% от нынешних потребностей стран-членов ЕС в СПБТ (около 30 млн. тонн в год). К 2025 году объем потребления СПБТ странами Евросоюза с высокой долей вероятности увеличится и, соответственно, потенциально возможная доля Туркменистана на европейском рынке скорее всего будет меньше 10%.

Однако даже если поставки туркменского сжиженного газа не станут принципиально важными для Евросоюза, для самого Ашхабада они будут иметь огромное значение.

Известно, что Туркменистан планировал транспортировку СПБТ в Европу по водным артериям по следующему маршруту: «порт Туркменбаши – Каспийское море – Волга – Волго-Донской канал – Дон – Азовское море – Черное море – порт Констанца» (Источник: исследование В.Парамонова и А.Строкова, 2015 год).

Помимо заинтересованности в поставках СПБТ в Европу, Ашхабад, безусловно, также рассчитывает на участие европейских компаний в освоении шельфовых месторождений на Каспии, а также питает некоторые (пусть и слабые) надежды на экспорт природного газа в Европу в будущем (пусть и отдаленном).

В целом ЕС уже оказывает на Туркменистан определенное экономическое влияние, которое на первый взгляд даже имеет перспективы роста. Однако оно явно не достаточно для того, чтобы можно было говорить о сильных экономических позициях Евросоюза.

Сфера безопасности

Влияние ЕС на Туркменистан в сфере безопасности крайне слабо (гораздо слабее традиционно достаточно высокого влияния России и растущего влияния Китая). При этом Евросоюз фактически не располагает позициями в Туркменистане. В то же время следует отметить и то, что на Ашхабад по большому счету ни один из внерегиональных игроков не оказывает сильного воздействия.

Наиболее негативными для этой центральноазиатской страны могут стать, пожалуй, только лишь два следующих сценария: дестабилизации ситуации в Афганистане с переносом боевых действий на территорию самого Туркменистана и срыва поставок туркменского природного газа на внешние рынки, в том числе в результате значительного снижения цен на него (что в принципе и наблюдается).

Факторы, ведущие к усилению влияния ЕС

Евросоюз сумел приобрести некоторые рычаги влияния на Ашхабад даже несмотря на то, что вплоть до начала нынешнего века мог развивать преимущественно лишь опосредствованные формы отношений с Туркменистаном в сфере безопасности: главным образом через СБСЕ/ОБСЕ и НАТО.

Хотя взаимодействие с СБСЕ/ОБСЕ осуществляется с июля 1992 года, организационные и правовые условия для практических форм сотрудничества были созданы только лишь в январе 1999 года – с открытием в туркменской столице Центра ОБСЕ.

Справка. В качестве ключевых направлений работы Центра ОБСЕ обозначены «контроль над вооружениями», «безопасность границ», «противодействие терроризму, торговле людьми и наркобизнесу», «экология», «защита прав человека», «надлежащее управление и верховенство закона», «свобода средств массовой информации». Однако в реальности Центр в основном проводит лишь тренинги для сотрудников таможни, пограничной службы Туркменистана и Афганистана, международные конференции по энергетической безопасности, а также семинары по энергетической дипломатии.

Кроме того, известно, что Центр ОБСЕ также пытался активизировать взаимодействие с туркменским правительством по вопросам развития средств массовой информации (Источник: Министерство иностранных дел Туркменистана, 2013 год).

Одновременно с контактами в рамках СБСЕ/ОБСЕ, Евросоюз в 90-х годах также пытался использовать и возможности НАТО для того чтобы расширить и углубить отношения с Ашхабадом.

Еще в 1992 году Туркменистан стал членом Совета североатлантического сотрудничества (с 1997 года – Совет евроатлантического партнерства), а в 1994 году присоединился к программе НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ). Уже в 1995 году Альянс согласовал и утвердил с Туркменистаном

Индивидуальную программу партнерства (ИПП), которая учитывала бы нейтральный статус этой центральноазиатской страны (Источник: НАТО, 2010 год).

Справка. В соответствии с ИПП, руководствуясь политикой нейтралитета, Туркменистан отказался от направления подразделений своих вооруженных сил и предоставления объектов инфраструктуры в целях их использования в военных операциях НАТО.

Ашхабад выразил готовность принимать участие лишь в операциях по оказанию помощи в случае стихийных бедствий и катастроф, а также в гуманитарных и поисково-спасательных операциях. Так в утвержденной постановлением президента Туркменистана программе на 2007-2008 годы указывается возможность участия в следующих формах взаимодействия: совместных мероприятиях по предотвращению последствий стихийных бедствий и экологических катастроф, поисковых и спасательных операциях, операциях по оказанию гуманитарной помощи и доставке гуманитарных грузов; программах подготовки и обучения офицерского состава и военных медиков; совместных проектах по сохранению окружающей среды; регулярных встречах, семинарах и конференциях для координации деятельности; научно-технических проектах, представляющих национальный интерес; курсах и программах обучения НАТО (Источник: информационный портал военно-морского флота России, 2010 год).

Например, известно, что представители туркменских вооруженных сил принимали участие в курсах, организуемых Североатлантическим альянсом в Школе НАТО в г.Обераммергау (Германия). Программа курсов включала обучение методам антитеррористической борьбы, пограничного контроля и обеспечения безопасности границы. Согласно позиции Ашхабада, участие в ПРМ определяется в соответствии с Национальной военной доктриной и полностью соответствует международно-признанному статусу Туркменистана как постоянно нейтрального государства (Источник: НАТО, 2010 год).

В целом же в рамках ОБСЕ и НАТО Евросоюз приобрел способность оказывать на Ашхабад лишь косвенное воздействие. К созданию же собственных механизмов влияния на Туркменистан в сфере безопасности ЕС смог подойти только к 2004 году, после того как США/НАТО закрепились в Афганистане. Так, именно с 2004 года в Туркменистане начала функционировать программа БОМКА (Border Management Programme in Central Asia, BOMСA, по управлению границами). И хотя Программа вынуждена учитывать специфику условий работы в Туркменистане, по сравнению с другими зарубежными программами она достаточно успешна.

Справка. В качестве основных направлений европейско-туркменского сотрудничества в рамках БОМКА обозначены следующие: институциональное развитие (не путать с институциональными реформами), совершенствование профессиональных навыков и повышение потенциала соответствующих служб в борьбе с наркобизнесом, координация усилий доноров и партнеров. В частности, под эгидой БОМКА Туркменистану оказывается помощь по подготовке кадров, формированию инфраструктуры и поставкам оборудования. Программа взаимодействует с Пограничным институтом (создан в январе 2011 года на основании указа президента Туркменистана), Управлением по борьбе с наркотиками, Миграционной службой. В г.Ашхабаде также проводятся отдельные мероприятия БОМКА, в том числе региональные конференции и рабочие заседания (Источник: Министерство иностранных дел Туркменистана, 2013 год). При этом Туркменистан относится к числу тех стран Центральной Азии (наряду с Казахстаном и Узбекистаном), которые выразили нежелание реструктурировать свои пограничные ведомства по европейскому образцу.

Наряду с программой БОМКА в том же 2004 году в Туркменистане стала действовать программа КАДАП (Central Asia Drug Action Programme, CADAP, по борьбе с трансграничным наркобизнесом и наркоманией). В рамках КАДАП на проекты в Туркменистане выделено не менее 5 млн. евро (Источник: исследование консалтинговой группы «Хулла и Ко Хьюман Дайнамикс», 2013 год).

Однако, доступ к подробной информации об активности Программы в Туркменистане ограничен. Это скорее всего связано в основном с закрытостью в туркменских условиях самой темы наркомании/наркобизнеса, нежеланием Ашхабада афишировать существующие в стране проблемы. Известно лишь, что под эгидой КАДАП Туркменистану оказывается помощь в обучении личного состава пограничных служб, сотрудников ряда других государственных структур, в той или иной степени имеющих отношение к борьбе с распространением наркотиков и лечению

Несмотря на то, что европейско-туркменские связи в сфере безопасности интенсифицировались лишь примерно с 2004 года, по мнению автора, Евросоюз до сих пор не оказывает реального и серьезного влияния на Туркменистан. Это объясняется не только крайней слабостью механизмов ЕС, но и тем фактом, что операция США/НАТО в Афганистане продемонстрировала Ашхабаду неготовность и/или неспособность Запада быть гарантом безопасности Центральной Азии.

Выводы

Евросоюз в целом так и не сумел добиться сколько-нибудь значимых успехов по закреплению в Туркменистане и не приобрел каких-либо рычагов воздействия на эту страну ни в политической, ни в социальной сфере, ни тем более в сфере безопасности. Некоторым исключением является лишь экономическая сфера, где у европейского бизнеса уже имеются определенные позиции, а также теоретические шансы на усиление влияния в будущем. Однако на практике воспользоваться этими шансами возможно лишь при условии масштабных поставок в Европу туркменского природного газа (для чего необходимо сооружение Транскаспийского газопровода и другой газотранспортной инфраструктуры) и/или выхода Туркменистана на европейский рынок сжиженного природного газа. В этой связи закономерно, что пока этого не произошло (и маловероятно, что произойдет, по крайней мере, в ближайшем будущем), Евросоюз не сможет добиться сколько-нибудь значительных успехов на туркменском направлении своей политики:

— в политической сфере, несмотря на некоторое оживление диалога, позиции ЕС остаются крайне слабыми, учитывая категорическое нежелание самого Ашхабада осуществлять политические реформы;

— в экономической сфере, вопреки наличию у европейского бизнеса позиций в ключевой отрасли туркменской экономики – нефтегазовой, отсутствие зависимости Туркменистана от ЕС (ее появление возможно лишь в случае масштабных поставок туркменского газа в Европу) остается главным препятствием на пути усиления воздействия Евросоюза на Ашхабад;

— в сфере безопасности позиции ЕС в Туркменистане крайне незначительны и к тому же ослабли из-за кардинального сокращения военного присутствия США/НАТО в Афганистане, тем самым сводя к минимуму даже теоретическую вероятность усиления европейского влияния на эту страну;

— в социальной сфере хотя и наблюдается рост активности Евросоюза в образовательном сегменте, тем не менее в силу сохраняющейся закрытости туркменского общества говорить о сколько-нибудь значимом воздействии ЕС (в отрыве от более сильного воздействия США) пока крайне преждевременно.

В итоге, на пути роста европейского влияния на Туркменистан пока остаются чрезвычайно высокие барьеры. Несмотря на некоторую динамику в экономической и социальной сферах, это пока не привело к активизации европейско-туркменских отношений и потеплению политического климата между Брюсселем и Ашхабадом.

Источник

Июль 3, 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели