Война в Нагорном Карабахе требует от России уравновешивающего акта
Зарубежные материалы по Каспию

Война в Нагорном Карабахе требует от России уравновешивающего акта

10 ноября на портале CACI Analyst американского мозгового центра Институт Центральной Азии и Кавказа опубликована аналитическая статья эксперта из Варшавы Нурлана Алиева (@anurlan) под названием «War in Nagorno-Karabakh Requires a Russian Balancing Act» — Война в Нагорном Карабахе требует от России уравновешивающего акта.

Во вступлении к статье автор отмечает, что с начала ноября президент России Владимир Путин провел телефонные переговоры с лидерами Армении и Азербайджана, подробно обсудив урегулирование нагорно-карабахского конфликта и достигнув перемирия 9 ноября. Обе страны неоднократно подвергали критике позицию Москвы по нынешней войне. Россия была гарантом безопасности Армении с 1990-х годов и совсем недавно стала стратегическим партнером Азербайджана. Позиция Москвы поставила вопрос о том, пытается ли Россия сбалансировать свои отношения со стратегическим союзником и стратегическим партнером, или же нежелание Кремля вмешиваться сигнализирует об изменении политики в отношении бывших советских республик.

Портал «Каспийский вестник» предлагает ознакомиться с переводом статьи Нурлана Алиева, посвящённой анализу политики России в отношении современной стадии нагорно-карабахского конфликта.

Предыстория: Россия поддерживала тесные политические, экономические и культурные связи с обеими республиками с момента обретения ими независимости и играла влиятельную роль в Нагорно-Карабахском конфликте. И Армения, и Азербайджан входили в состав Российской Империи и Советского Союза. Россия является одним из посредников в мирных переговорах, гарантом безопасности Армении и имеет стратегическое партнерство с Азербайджаном. Россия имеет военные базы в Армении и является основным экспортером вооружений в обе страны. В ходе военных столкновений между Арменией и Азербайджаном в последние годы стороны соглашались на прекращение огня после вмешательства Москвы, как правило, в течение нескольких дней. Так было и в 2016 году, и в этом году во время июльских столкновений между Арменией и Азербайджаном. В июле Путин назвал ситуацию очень чувствительной для России, а также обсудил развитие событий с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, подчеркнув важность мирного урегулирования. Действительно, ситуация становится все более чувствительной для Москвы, поскольку ее отношения с Баку стали гораздо более важными, чем во время войны 1990-х годов, в то время как Ереван остается союзником России в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Однако в нынешней войне Москва долго не могла добиться прочного перемирия. Она стремилась избегать прямого участия, особенно в форме развертывания военных сил на местах. Попытки России добиться прекращения огня путем переговоров между конфликтующими сторонами Москве не удалось, и Москва, похоже, неохотно оказывала на стороны открытое давление. Хотя отношения с Азербайджаном важны для России, предрасположенность Кремля к правительству Армении во главе с Николаем Пашиняном, а также позиция Турции в продолжающейся войне, возможно, являются основными причинами, по которым Москва могла бы адаптировать свою политику в отношении двух бывших советских республик. Еще до 27 сентября несколько влиятельных российских экспертов утверждали, что России следует избегать прямого участия в поддержке Армении в конфликте. Например, накануне войны Дмитрий Тренин утверждал, что, хотя Армения является фактором регионального равновесия на Южном Кавказе, Россия не должна вмешиваться в конфликт военным путем. По его мнению, Россия может и должна выступать миротворцем, посредником, но не защитником: «для сотрудничества … необходимо в рамках собственных интересов учитывать и встречные интересы партнера».

Последствия: до 27 сентября Москва, скорее всего, считала, что ее интересам лучше всего послужит сохранение конфликта полузамороженным. Однако теперь Москве очевидно, что ситуация изменилась и как выразился Андрей Кортунов единственный способ остановить войну — это дать Азербайджану убедительные гарантии того, что решение проблемы не будет отложено еще на тридцать лет. В противном случае народ Азербайджана будет воспринимать свое руководство как проигравшего войну со всеми последующими политическими последствиями … точно так же Ереван должен быть готов пойти на реальные уступки по формуле «мир в обмен на территории», пишет Кортунов. Москва постоянно снабжала Армению оружием, но отклонила несколько призывов Еревана направить российские войска или обеспечить армянские войска в Нагорном Карабахе передовой военной техникой. Красной линией Москвы для Азербайджана в боевых действиях, по-видимому, были международно признанные границы Армении, на которых Россия, как сообщается, создала небольшой военный форпост.

С начала войны Пашинян провел несколько телефонных разговоров с российским президентом и в конце октября призвал к немедленным консультациям с целью определения вида и объема помощи, которую Россия может оказать Армении для обеспечения ее безопасности. В ответ на письмо Пашиняна Министерство иностранных дел России, а не сам Путин, заявило, что в соответствии со своими союзническими обязательствами Россия окажет Армении всю необходимую помощь, если столкновения будут перенесены непосредственно на территорию Армении. Комментируя обращение Пашиняна и ответ российского внешнеполитического ведомства, бывший президент Армении Левон Тер-Петросян заявил: «Путин со всей искренностью и порядочностью только что сказал, что он обязан и готов обеспечить полную безопасность Армении, но вы должны понимать, что в конечном итоге я не могу решить за вас карабахский вопрос». По словам Джираира Либаридяна, бывшего советника Тер-Петросяна, одной из важных причин нынешней ситуации является то, что Армения игнорирует то, что международное сообщество, включая сопредседателей Минской группы, и «особенно Россия, так долго и ясно говорили нам о том, каким, по их мнению, должно быть решение проблемы и [что] мы должны делать. Мы действовали так, как будто они не имеют значения. И все же теперь мы взываем к ним, чтобы они спасли нас и сделали это на наших собственных условиях».

В то время как в заявлениях российских официальных лиц подчеркивалось, что военные действия ведутся в пределах границ Азербайджана, и намекалось, что Россия не хочет напрямую вмешиваться в конфликт на стороне Армении, они также призывали к немедленному прекращению огня и началу переговоров. Обе стороны конфликта критически относятся к поведению России. Азербайджан в основном критикует Москву за поставки Армении оружия, тогда как главной причиной разочарования Армении является нежелание России принимать непосредственное участие в военных действиях в Нагорном Карабахе. Александр Баумов отмечает, что хотя у России могут быть причины помогать Армении, у нее нет причин наказывать Азербайджан: «ни у российского правительства, ни у общественности нет причин беспечно развертывать военную силу страны против Азербайджана».

В этой связи целый ряд российских экспертов — от либералов до видных государственных деятелей – высказались против прямого военного вмешательства России в международно признанные азербайджанские территории. Например, Сергей Караганов  заявлял, что решительно выступает против направления российских миротворцев на азербайджанскую территорию, но что Россия должна вмешаться, если территориальная целостность ее союзника по ОДКБ окажется под угрозой. Таким образом, создается впечатление, что идет процесс оптимизации политики России на постсоветском пространстве и синхронизации амбиций с предпосылками и реалиями на местах. Москва «размышляет о том, что нам нужно и что нам не нужно», — пишет Федор Лукьянов, а Владимир Фролов утверждает, что цена доминирования России на постсоветском пространстве слишком высока и может быть мотивирована только в самых отчаянных сценариях, когда затрагиваются экзистенциальные интересы государства. В большинстве случаев, особенно там, где нет общей границы с Россией, постсоветское господство-это роскошь, а не «средство» достижения национальных целей развития, считает Фролов.

Другой вопрос — ощутимое участие Турции на Южном Кавказе. Хотя Москва стремится сохранить доминирующее положение в регионе, России удается мирно сосуществовать с Турцией на Кавказе, как и ее отношениям с Китаем в Центральной Азии. Кроме того, учитывая ограниченное внимание, уделяемое региону США и ЕС, России придется больше взаимодействовать с региональными державами Турцией и Ираном. Дмитрий Тренин предполагает, что Астанинский формат может стать площадкой для согласования интересов на достаточно широком геополитическом пространстве. Более того, президент Путин не исключил возможность изменения формата работы Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Наконец, 9 ноября Азербайджан и Армения договорились о перемирии при посредничестве России. Они подписали совместное заявление о прекращении войны, согласно которому армянские военные должны покинуть оккупированные азербайджанские территории, а Азербайджан прекратить свои военные действия. Россия направит в регион около 2000 миротворцев. По словам Президента Азербайджана, турецкие миротворцы также будут развернуты, но Россия этого не подтвердила.

ВЫВОДЫ: Как неоднократно заявлял президент Путин, конфликт между Арменией и Азербайджаном действительно является очень сложным вопросом для Москвы. Москва избегала как прямого участия в конфликте с армянской стороны, так и осложнения отношений с Азербайджаном и членом НАТО Турцией. Хотя Москва постоянно призывает к урегулированию и переговорам, она также стремится сохранить стратегический баланс на Южном Кавказе. С одной стороны, Москва не может допустить полного разгрома Армении. С другой стороны, ей необходимо избегать обострения отношений с Баку и излишнего антагонизма Турции, отношения которой с Россией и без того напряженные, в этом регионе. Это действительно тяжелая миссия. С другой стороны, позиция, которую Россия заняла во время войны, может означать начало пересмотра российской политики в отношении отношений с бывшими советскими республиками, которая основана не столько на историческом наследии и ответственности, сколько на текущих интересах.

Размещение миротворцев в Карабахе подтверждает позицию России как покровителя Азербайджана и Армении на протяжении многих лет. Если размещение турецких миротворцев в регионе подтвердится, это может быть истолковано как соглашение между Москвой и Анкарой о «совместном управлении» по ряду вопросов на Южном Кавказе, однако на условиях Москвы.

Биография автора: Нурлан Алиев (@anurlan) — эксперт из Варшавы. С 2000 по 2017 год он работал экспертом в различных правительственных, неправительственных и международных учреждениях. Область его научных интересов – внешняя политика и политика безопасности России, постсоветские страны, стратегические исследования, асимметричная война. Он имеет степень доктора философии. В настоящее время он заканчивает свою вторую кандидатскую диссертацию по российской политике безопасности в Варшавском университете.

Материал подготовил: Влад Кондратьев

23 ноября, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели