Что скрывают воды Каспия? Перспективы подводных археологических исследований
Исторические хроники Каспийского региона, Наука и Культура

Что скрывают воды Каспия? Перспективы подводных археологических исследований

Котеньков С.А., Галактионова М.Л., Институт океанологии им. П.П.Ширшова РАН

Первые упоминания о Каспийском море встречаются на древних глиняных табличках (IX в. до н.э.), найденных при раскопках Ниневии, столицы Ассирии. Там оно именуется «великим восточным морем». Каспий в своих произведениях упоминали античные авторы: Гекатей Милетский (546-480 гг. до н.э.), Геродот (484-425 гг. до н.э.), Аристотель (384-322 гг. до н.э.). В 323 г. до н.э. мореплаватель Патрокл совершил плавание по Каспийскому морю. Cтpaбoн, Плиний старший (I в. н.э.), арабские ученые ал-Хорезми (IX в.), ал-Истахри, ал-Масуди (X в.), Мухаммад Идриси (XII в.) значительно расширили познания о Каспийском море [1, с. 6-14, 20-21]. На его берегах были сосредоточены все основные мировые религии: христианство, ислам, зороастризм и различные языческие культы. Поэтому Каспийский регион, по праву, можно назвать связующим звеном в развитии культур Евразийского континента.

В эпоху голоцена (последние 12 тыс. лет) на обширных пространствах Евразии произошли существенные природно-климатические изменения, связанные с новейшей геодинамической активизацией континентальной земной коры в этом регионе.

Поскольку среда обитания человека в зоне каспийского окоёма также существенно изменялась, то историко-археологические данные при реконструкции экосистем, наряду с геодинамическими, ландшафтными и палеоклиматическими факторами, представляют значительный научный интерес.

Идеальным объектом для исторических реконструкций является внутриконтинентальный бессточный бассейн Каспийского моря в силу его автономного развития вне зависимости от геодинамических процессов на границе океан-континент. Каспий — крупнейший в мире внутренний водоем, не соединенный с Мировым океаном. Он тянется с севера на юг на 1200 км. Мангышлакский и Апшеронский пороги разделяют Каспий на три части, каждая из которых имеет свои характерные особенности — климатические, гидрологические и другие. Так, большая часть Северного Каспия мелководна, с глубинами около 5 м, тогда как Средний Каспий в Дербентской впадине имеет глубину 788 м, а Южный — в Куринской — 1025 м [2, с. 63].

Этот изолированный водоём, находящийся на 27 м ниже уровня Мирового океана, существует главным образом за счет речного стока и атмосферных осадков. На протяжении лет Каспийское море отличалось своим непостоянством (изменением площади, объема и уровня). Оно неоднократно меняло свои очертания, наступая на сушу и отступая от нее, вследствие неоднократных трансгрессий и регрессий. В общем виде, регрессии (падения уровня моря) соответствовали сухому климату, а трансгрессии (подъёмы уровня моря) – более влажному климату, когда устанавливался режим избыточного увлажнения.

Сопоставим хронологические интервалы колебаний уровня моря с историей заселения людьми прикаспийских территорий. На протяжении голоценовой истории колебания уровня Каспийского моря характеризовались пятью регрессиями длительностью от 300-500 до 1200 лет и четырьмя трансгрессиями от 500 до 1000 лет. Это не могло не повлиять на изменения ландшафта, почв региона, хозяйственного уклада людей, проживавших на Прикаспийской низменности и в акватории Каспийского моря [3, с.10] (Рис. 1).

Рисунок 1. Хронология трансгрессий и регрессий Каспийского моря в голоцене

Регрессивные фазы сопровождались значительным иссушением и появлением на осушавшихся побережьях сухостепных, полупустынных, и пустынных ландшафтов. В периоды падения уровня Каспия, люди шли вслед за отступающим морем, служившим им источниками питания (рыба и морские организмы) и обживали новые участки суши, строили поселения и города.

Заселение, вероятно, началось в последние годы Верхнехвалынской трансгрессии, когда уровень Каспия стал понижаться от 0 абс. — это понижение уровня началось около 12 тыс. лет назад [4, с. 9]. А в эпоху Мангышлакской регрессии, (14-6 тыс. лет до н. э.) уровень Каспия понизился в среднем на 50 м. Обширная территория шельфа Северного Каспия длительное время (8 тыс. лет) без перерывов могла быть плодородной илистой равниной с широкими возможностями для хозяйственной деятельности, что способствовало в конце палеолита (12-го тыс. до н. э.) притоку охотников в мелеющие шельфовые равнины Каспия.

Рис. 2.  Места обнаружения археологических объектов в акватории и на берегах Каспийского моря

Все пространство, занимаемое ныне северокаспийским шельфом, глубина которого составляет, в среднем, около 5 м, представляло собой аллювиальную и эоловую равнину, прорезанную многочисленными речными руслами и протоками.  В том же временном интервале на смежных пространствах на фоне сухого климата зафиксирована Нижнеголоценовая стадия сейсмической активности, которая способствовала миграции населения в экологическую нишу, в междуречье палеорек (Волга, Урал, Эмба, Узбой, Кума, Терек, Сулак). Определённый интерес для археологов могут представлять Уральская и Волжская бороздины – остатки палеорусел одноименных рек на шельфе Северного Каспия (Рис. 2). Учитывая тягу древних людей к источникам пресной воды, можно предположить, что берега этих бороздин и примыкающих к ним участков могли быть заселены древними людьми в периоды регрессий моря.

На восточном берегу Каспия в нижних слоях грота «Дам-Дам-Чешме-2» (Рис. 2/1) археологами зафиксированы 9 культурных слоёв каменного века, начиная с эпохи верхнего палеолита. Причём, мезолитический культурный слой отделен пластом супеси от культурного слоя неолитического периода, а все в целом перекрыто тонким слоем морской гальки [5, с. 106]. Таким образом, в интервале времени 12-6 тысяч лет назад уровень Каспийского моря был на 30 метров ниже современного. [6, с. 104—125].

Непосредственно вслед за мангышлакской регрессией имела место дагестанская трансгрессия (VI тыс. до н. э.). С её началом произошел подъем уровня Каспийского моря, что привело к резкому сокращению освоенной человеком территории и вытеснению людей с обжитых мест на новые земли вокруг Каспия.

По данным Вронского В.А., в 10-метровой колонке керна, извлеченной из скважины, пробуренной на дне Северного Каспия, методами палинологии четко стратифицируются Верхнехвалынские трансгрессивные морские отложения (песчано-глинистыми породами с примесью ракушки), мангышлакские регрессивные континентальные (аллювиальные и эоловые пески) и Новокаспийские трансгрессивные (серые илы) — вновь морские [7, с. 75-76].

Следующая регрессивная стадия моря — Жиландинская согласуется с эпохой неолита. Некоторые ученые полагают, что во время этой регрессии был зафиксирован низкий уровень моря – до 70 м [8., с. 417].

Факт освоения людьми морских просторов Северного Каспия в эпоху неолита подтверждается находками, обнаруженными на острове Кулалы (главный остров архипелага Тюленьих островов в казахском секторе Северного Каспия) (Рис. 2/2). В 1957 году на этом острове были найдены кремневые орудия (скребки, проколки, ножевидные пластины) и отщепы. Вместе с изделиями найдено большое количество осколков кремня, свидетельствующих о местном производстве этих орудий. Данные кремневые орудия IV тысячелетием до н. э. имеют аналогии с находками на восточном побережье Каспийского моря (пещерная стоянка Джебел на полуострове Челекен в Туркмении). Сравнивая «кулалинские» находки с материалами, обнаруженными в Средней Азии, ученые сделали вывод о заселении островов Тюленьего архипелага в V-IVтыс. до н.э. В эпоху неолита эти острова соединялись с материком и входили в пресноводную зону, что подтверждают обнаруженные останки пресноводных моллюсков [9, с. 277]. Бронзовый век ознаменован Избербашской регрессией, начавшейся 5 тыс. лет назад, с отметками уровня моря — 40 м. [10, с. 147].

Со IIв. до н. э. до X-XI вв., а по некоторым данным до начала XIV века, Каспийское море испытало Дербентскую регрессию, когда климат был особенно тёплым [11, с. 66]. Согласно данных Фёдорова П.В., вероятно в начале нашей эры произошла эта регрессивная фаза, сопровождавшаяся падением уровня моряна 4-5 м или до абсолютной отметки минус 32-33 м.Учёные предполагают, что в этот период по территории Северного Каспия сарматские племена в III в. до н.э. могли проникнуть на п-ов Мангышлак и плато Устюрт, где оставили свои каменные изваяния [12, с. 95]. Этим же путем с территории Кавказа на Мангышлак проникли последователи зороастризма, построившие здесь Дахму (Башню смерти) [13].

В IV — VIII вв. по данным Турманиной В.И. и Болиховской Н.С., климат был влажнее и теплее современного, а уровень моря — низким (до – 40 м), а в IX — XII вв. за счёт высокого испарения над акваторией центрального Каспия колебания моря составили от – 30 до – 36 м [14, с. 54; 15. С. 52-68].

На затопленных морем берегах Каспия обнаружены археологические объекты, эпохи Дербентской регрессии: стена V века, построенная для ограждения порта Абескун (Иран), поселение хазарского времени (IX в.), обнаруженное Л.Н. Гумилёвым на Каспийском взморье в Иголкинском банке (Володарский район) (Рис. 2/3), остатки набережной, древний полузатопленный карьер, для строительства Дербентской  крепости (Рис. 2/4), затопленные средневековые городища XI-XII вв. в Апшеронском проливе (Рис. 2/5, 6,7) и у мыса Бяндован  в Азербайджане [16, с. 108; 17, с. 127-128].

В этот период на берегах Северного Каспия существовало первое на территории России средневековое государство — Хазарский каганат, метрополия которого, первоначально, находилась на территории Приморского Дагестана. В VIII-IX вв. Не сумев закрепиться в Дагестане, хазары под натиском арабов вынуждены были перенести резиденцию кагана на Волгу в Итиль. Итак, время переноса столицы Хазарского каганата в город Итиль на Волгу можно считать началом возникновения первых поселений на Нижнем Поволжье.

Астраханскому краеведу Василькову К.Н. в 1980году, на основании изученных восточных источников (авторов X в. Ибн-Русте, Истахри, Ибн-Хаукаля, Масуди, Мукаддаси, Худуд ал-Алама, XII в. — Идриси, ХIII в.- Шакута, Закарийа Казвини, Насир ад-Дин Туси, XVI в. — Ибн-Ийаса), данных геоморфологии удалось установить, что столица Хазарского государства – город Итиль располагалась на месте острова Чистой Банки. Для определения местоположения хазарской столицы исследователь использовал арабские метрические данные и, прежде всего, расстояния между городами и размеры Хазарии в дневных переходах или фарсахах (30 км/дн). Согласно Истархи, Итиль находился на расстоянии 7дней пути от города Семендера (городище у г. Махачкалы, Дагестан), что соответствует расстоянию в 210-220 км. Измерив расстояние 210-220 км от Семендера, Васильков К.Н. определил, что точка отсчета до предполагаемого Итиля достигает точки в северо-западной части Каспия (48° в. д. и 45°20′ с. ш.) — району острова Чистой Банки (Рис. 2, 8). Как известно из средневековых источников, Итиль располагался на берегах Волги, а в окрестностях этого острова, как раз проходит в меридиональном направлении Волжская бороздина.

В 1981 году Васильков К.Н. побывал на этом острове, заложил шурфы, которые быстро заполнялись водой, так как уровень Каспия в этот период был достаточно высок. В 1984 г. экспедиция в составе Голубова Б.Н., Бухарицина П.И., Василькова К.Н., и в 1985 г в составе Бухарицина П.И., Василькова К.Н. и Анискина А.А., отправлялись на остров Чистой Банки, где проводили магнитную съёмку с помощью высококачественных протонных магнитометров. Во время работ, под 6-ти метровым слоем были выявлены магнитные аномалии (Рис. 3). Зафиксированные магнитометром разнородности магнитного поля в районе поиска могли свидетельствовать о наличии, кирпичных развалин: обожженный кирпич, по сравнению с другими слоями осадков, содержит повышенное содержание окислов железа[18, с. 226-229].

В 1991 году для проверки версии о наличии на данном острове остатков затопленного древнего города, на о. Чистой Банки производились работы (на средства японской компании «Хирокава и К°») экспедицией Дагестанского университета под руководством М.Г. Магомедова. На острове были предприняты исследования структуры его напластований с помощью ручного бурения. На трех свободных от воды участках бурение выявило сложный характер образовавшихся здесь слоёв. Верхние его отложения толщиной около 4 — 5 м состояли из наносного речного ила, образовавшегося, очевидно, в результате неоднократного повышения уровня моря. Нижние слои, достигавшие около 3 м толщины, представляли собой характерные бытовые отложения в виде золистой супеси, которые не оставляют сомнений о наличии здесь остатков затопленного древнего антропогенного объекта. И, наконец, на глубине 7,5 м отложения состояли из темных гумусных структур толщиной более 0,5 м, насыщенные остатками органических примесей. Они вполне могут являться древним горизонтом острова, на уровне которых, возможно, и сохранились остатки последней столицы Хазарии — города Итиль [19, с. 65]. Залегание культурных слоёв, выявленных буровыми работами, подтверждается ранее проведённой магнитной съёмкой. Во время изысканий на острове М.Г. Магомедов пришёл к ошибочному выводу, приняв обнаруженные им остатки валов к хазарскому периоду, а небольшие холмы за древние курганные насыпи. Указанные рукотворные насыпи являлись не историческими объектами, а следами обваловки территории фермы колхоза им Фрунзе (с. Кряжевое Лиманского района) от подтопления [19, с. 65-66].

Рис. 3. Схема острова Чистой Банки

В 60-е годы прошлого века в непроходимых тростниковых крепях острова колхозниками были найдены старинные адмиралтейские якоря, с цепями длиной до 200 м. На лапе одного из якорей сохранилась надпись — «Петр». К северу от острова, на глубине одного метра рыбаки с. Оля Лиманского района обнаружили скопления русских медных монет (достоинством 5 копеек) кон. XVII — нач. XVIII вв.

В северной части и вдоль юго-западного побережья острова колхозниками был найден клад шведских медных монет XVII в. [20, с. 50-51]. Часть обнаруженных монет (60 шт.) была передана директору Астраханского музея-заповедника Филипченко В.А. и, в настоящее время, находится в фондах музея. Указанные монеты достоинством в 1 эре, датированы хранителем фонда нумизматики Полежаевой Н.М. периодами правления Густава II Адольфа (1611-1632 гг.) (рис.4/1) и Кристины (1638-1654 гг.) (рис.4/2, 3).

Обнаруженные в окрестностях острова артефакты, могут свидетельствовать о существовавших на острове причальных построек XVII — XVIII вв., либо об имевших здесь место кораблекрушениях во время штормов, а также гибели судов от рук пиратов. Время основания города Итиля — столицы Хазарского Каганата на берегу Волги можно считать началом функционирования Волго-Каспийского торгового пути, связывавшего Азию и Северо-Восточную Европу. По этому пути, вдоль западного побережья и от п-ова Мангышлак регулярно совершали рейсы торговые суда. Этот путь успешно функционировал и эпоху Золотой Орды и после присоединения Астрахани к Московии (XVI в.). В этот период Волго-Каспийский торговый путь был основной составляющей «Московского шёлкового транзита», а Астрахань становилась ключевым портом на Каспии, через который совершали плавания английские, голштинские и голландские негоцианты. Весь XVII в., как и предыдущий XVI в., отмечены чередой грабежей торговых караванов на Волге и Каспии. «Казачья вольница» — терские, донские, яицкие пираты регулярно на своих стругах отправлялись в этом направлении в походы «за зипунами». Пираты имели свои базы на островах — Чечень, у западного и Кулалы у восточного побережья Каспийского моря [21, с. 53-66]. Больше всех преуспел на поприще каперства Степан Разин, имевший флотилию в 30 судов, вмещавшую 1200 человек, хозяйничавшую в 1668-1669 гг., на восточных, западных и южных берегах моря.

В архивах найдены письменные свидетельства о гибели или авариях судов в XVIII в. во время морских экспедиций Бековича (1715-1717 гг.), Самойнова (1726г.), Гравина (1717 г.), Урусова и Кожина (1718 г.), Брюса Безобразова (1745 г.), Токмачёва и Панина (1764-1765 гг.) [22. с. 70-76].

Останки одного из этих судов, были обнаружены и исследованы Центром комплексных подводных исследований РАН в прибрежной зоне острова Кулалы в 1990 году (Рис. 5). Фрагменты днищевой части судна, различные находки: ядра, гранаты, книпеля, картечь, посуда, позволили датировать судно I четв. XVIII века.

Рис. 5. Останки судна I четв. XVIII века на о. Кулалы (1990г.). Фото из книги А.В. Окорокова «Сокровища на дне». С. 261

Последующие исследования конструкции и груза, а также архивные изыскания показали, что оно, очевидно, принадлежало одной из экспедиций князя Бековича-Черкасского. 2 июня 1714 года Пётр I издает указ «О посылке преображенского полка капитан поручика князя Бековича-Черкасского для отыскания устьев реки Дарьи…». Всего им было проведено несколько экспедиций для исследования восточных берегов Каспия (1614-1617 гг.). Исходя из задач и масштабов экспедиций, в состав его флотилии вошло более 100 судов: военные транспорты, бомбардирские корабли и другие типы судов с большим количеством боеприпасов. За это время, согласно инструкции царя, Бековичем были разведаны места и заложены Тюк-Караганская крепость, названная крепостью Святого Петра, а также укрепления в южной части полуострова Мангышлак и на Красноводской косе, где были оставлены гарнизоны. Последний поход, 1717 года, оказался для Бековича роковым. Во время одного из штормов погибло несколько судов, на одном из которых находились жена и двое его детей. А сам Бекович погиб во время похода на Хиву [23, с. 245-261].

Таким образом, можно считать, что территории Каспийского моря является перспективной зонной для поисков и обнаружения археологических объектов, используя, наряду с легководолазным снаряжением, обитаемые и телеуправляемые глубоководные аппараты, а также гидроакустические приборы и устройства: гидролокаторы, эхолоты, профилографы.

В полевом сезоне 2019г. планируется экспедиция на о. Чистой банки в составе специалистов Русского географического общества, Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН и Гидрографической службы Каспийской военной флотилии с целью проведения рекогносцировочных работ, как на самом острове, так и в прибрежных водах. По итогам экспедиции будут определены участки для последующих археологических исследований на этом объекте.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Зонн И.С. Очерки по истории изучения Каспийского моря (с древнейших времен до начала XXI века). М.: Изд-во «Сов. спорт», 2005. С. 6-14, 20-21.
  2. Керимов А. А., Цицарев А. Н. Каспий: легенды, загадки и реальность. Л.: Гидрометеоиздат, 1979. С. 63.
  3. Рычагов, Г.И. Уровневый режим Каспийского моря за последние 10 тысяч лет // Вестник МГУ. География. 1993. № 2. С. 10.
  4. Барынкин П.П. Энеолит и ранняя бронза Северного Прикаспия. Автореф. дис. на соиск. степ. канд. истор. наук. М. 1992. С. 9.
  5. Археология /под ред. акад. В.Л. Янина. М.: Изд-во МГУ, 2006. С. 106.
  6. Марков Г. Е. Грот «Дам-Дам-Чешме 2» в Восточном Прикаспии // Советская Археология. 1966. № 2. С. 104—125.
  7. Вронский В. А. Голоценовая история Каспийского моря по полинологическим данным // Колебания увлажненности Арало-Каспийского региона в голоцене М.: Наука, 1980. С. 75-76.
  8. Карпычев Ю.А. Природные колебания уровня Каспийского моря по данным радиоуглеродного анализа новокаспийских отложений // Водные ресурсы. 1994. Т. 21. № 4. С. 417.
  9. Филипченко В.А., Курочкин Ю.В. Кремневые орудия с о. Кулалы. // Советская Археология. 1960. № 3. С. 277.
  10. Иванов И.В., Васильев И.Б. Человек, природа и почвы Рын-песков Волго-Каспийского междуречья в голоцене. М.: 1995. С. 147.
  11. Комплексные исследования Каспийского моря / под ред. Леонтьева О.К., Маева Е.Г. М.: 1970. Вып. 1. С. 66.
  12. Галкин Л. В молчанье каменном разгадка может быть // Знание-сила. 1988. № 4. С. 95.
  13. Муса Сатаев. Здесь был Заратустра. [Электронный ресурс]. – URL:http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1073724300
  14. Турманина В.И. Растения рассказывают. М.: Мысль, 1987. С. 166.
  15.  Болиховская Н.С. Палиоиндикация изменений ландшафтов Нижнего Поволжья в последние 10 тысяч лет // Каспийское море. Вопросы геологии и геоморфологии. М., 1990. С. 52-68.
  16. Кондратов А.М.Атлантиды ищите на шельфе. Л.: Гидрометеоиздат, 1988. С. 198.
  17. Гумилев Л.Н., Открытие Хазарии (Историко-географический этюд). М.: Наука, 1966. С. 127-128.
  18. Бухарицин П.И. На дне седого Каспия // «ЧИС90». Человек и стихия. (Научно-популярный гидрометеорологический сборник за 1990г.) Л.: Гидрометеоиздат 1989. С. 226-229.
  19. Магомедов М.Г. Каспийская Атлантида. Махачкала: Издательство Дагестанского Госуниверситета, 2004. С. 65-66.
  20. Невыдуманные истории (записки океанолога) / П.И. Бухарицин. Астрахань: Издатель: Сорокин Роман Васильевич, 2018. С. 50-51.
  21. Кирокосьян М.А. Пираты Каспийского моря.  Астрахань: Чилим, 2007, 2007, С. 53-66.
  22. Бухарицин П. И. На Каспии найдено древнее судно // Факел. Астрахань. 2000. № 1. С. 70-76.
  23. Окороков А.В. Сокровища на дне. М.: Вече, 2011. С. 245-261.
Ноябрь 30, 2019

2 комментария To “Что скрывают воды Каспия? Перспективы подводных археологических исследований”

  1. Очень интерестная инф. Спасибо …мы пишем историю в картинах нам нужны .до Рюрика и до Петра 1.материалы о крепостях артифактах для русской истории в картинах.сказочный двор.Старая Ладога.музей.Кобзевыcreative63@mail.ru

    • Здравствуйте, Сергей! Спасибо за отзыв! У нас немало материалов, но рамках одной статьи всех картинок не уместить. А у вас имеются материалы об истории российского мореплавания 16-18 вв (как военного, так и торгового).? Мы могли бы другу другу помочь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели