Иран начнёт испытания на месторождении Сардар-Джангал — директор по разведке KEPCO Ахмад Ширзади
Вокруг Ирана, Колонка редактора

Иран начнёт испытания на месторождении Сардар-Джангал — директор по разведке KEPCO Ахмад Ширзади

На сайте иранской компании «KEPCO» (Khazar Exploration and Production Company – Каспийская разведочно-производственная компания), являющейся подразделением Национальной иранской нефтяной компании (NIOC), в конце декабря 2019 года опубликовано интервью директора по разведке компании Ахмада Ширзади, в котором он проливает свет на ближайшие планы компании по проведению работ на дне Каспийского моря.

По словам Ширзади, одним из наиболее перспективных проектов KEPCO является месторождение Сардар-Джангал (Sardar-e-Jangal). В ближайшее время на нём будут приняты необходимые меры для проведения долгосрочных испытаний. Для проведения технических исследований и разработки соответствующих планов была создана рабочая группа в составе экспертов из отделов буровых работ, нефтяного машиностроения и строительства.

«По завершении работ на нефтяном месторождении Сардар-Джангал будет составлен и представлен директорату корпоративного планирования Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) рабочий план для проведения долгосрочных испытаний»,- сказал Ширзади.

Ширзади также отметил, что после бурения двух скважин на нефтяном месторождении Сардар-и-Джангал были проведены недельные испытания. Однако, исходя из глубоководных нормативов, эти две скважины необходимо опробовать в течение шести-восьми месяцев, чтобы получить дополнительную информацию из пласта и снизить риски для окончательной добычи месторождения. Для этого компании понадобятся как суда для хранения нефти, так и для её транспортировки на сушу.

Помимо этого, исходя из необходимости использования высокотехнологичного оборудования для проведения длительных испытаний и добычи в глубоководных районах Каспийского моря, специалисты KEPCO проводят технико-экономическое обоснование поставок необходимого оборудования. Вступление в фазу эксплуатации будет осуществлено после получения одобрения Совета директоров NIOC.

Что касается истории разведочной работы компании, то Ширзади отметил, что разведка нефти страной в Каспийском регионе насчитывает около 60-лет. С целью получения доступа к запасам углеводородов в северных районах, которые находятся далеко от богатых в этом отношении южных провинций Ирана, а также исходя из необходимости снижения зависимости от поставок газа из Туркменистана, иранская сторона пыталась реализовать разведку нефти и газа путем бурения различных скважин.

С этой целью на равнине Горган было пробурено 17 разведочных скважин. В свете приемлемых технических характеристик пластовых пород, а также наличия легких углеводородов, ни одна из этих скважин не была оценена как экономически рентабельный источник энергии. Однако геофизические, геологические и нефтепромысловые исследования параллельно с исследованиями по анализу пластовых рисков привели к открытию 46 геофизических структур, имеющих значительный шельфовый углеводородный потенциал.

По словам Ширзади, в 2004 году для получения более четкой и точной картины приоритетных структур были проведены 3D сейсмические испытания в блоках 6, 7, 8 и 29. В итоге сейсмические испытания позволили выявить места разведочного бурения.

Существенный вклад в оценку потенциала месторождения Сардар-Джангал внесла работа полупогружной платформы «Амир-Кабир» (Amir Kabir), а также опорных платформ (Caspian 1, Caspian 2 и Caspian 3), построенных для бурения на глубоководных участках южной половины Каспийского моря. После завершения строительства платформы в феврале 2010 года началось бурение скважины № 1 конструкции 6.2. Эта операция завершилась в мае 2012 года, и Сардар-Джангал стал первой перспективной для эксплуатации структурой Каспийского моря.

После завершения буровых работ для первой скважины, геофизические и геологические исследования обнаружили точку бурения для второй скважины, на расстоянии 1400 метров от первой.

Ширзади рассказал, что причиной бурения второй скважины была в первую очередь оценка расширения обнаруженного пласта-коллектора в первой скважине, а также бурение более глубоких пластов для исследования основных пластовых зон в Челканской формации, поскольку на основе исследований Каспийской рабочей группы можно было оценить шесть пластовых зон (уточняемых геофизическими явлениями).

«Мы исследовали зону пласта в первой скважине, но нам нужно более глубокое бурение, чтобы достичь более глубоких зон», — отметил представитель компании.

В итоге, работы по второй скважине были успешно проведены в 2014 году.

Открытие нефти на месторождении Сардар-Джангал, по словам Ширзади, оказало благоприятное влияние на нефтяную отрасль Ирана.

Вместе с тем, компании предстоит решить ещё ряд важных проблем, касающихся, прежде всего, получения передовых технологий глубоководного бурения.

Ширзади рассказал, что изучая мировой опыт освоения глубоководных месторождений, а также аналогичную деятельность в других прикаспийских прибрежных государствах, компания должна учитывать некоторые важные вопросы. Во-первых, из-за чрезвычайно высоких капитальных затрат, при бурении и разработке глубоководных месторождений необходимо учитывать долгосрочные планы. Во-вторых, из-за технических и экономических рисков при разработке глубоководных месторождений объединение усилий с международными инвестиционными компаниями было бы не только желательным, но и обязательным.

Представитель KEPCO также отметил, что существование 46 геофизических структур в Южном Каспии, одной из которых является месторождение Сардар-Джангал, должно быть воспринято серьезно поскольку другие государства Каспийского моря не сидят сложа руки и активно используют потенциал региона. Помимо всего этого, по словам Ширзади, необходимо учитывать, что модернизация глубоководных технологий посредством эффективной подготовки кадров и международных договоренностей является неизбежной необходимостью, и иранская сторона надеется, что огромные залежи углеводородов в Южном Каспии будут введены в промышленную эксплуатацию, что принесёт стране существенные экономические выгоды.

В связи с заявлением руководства Каспийской разведочно-производственной компании KEPCO отметим, что месторождение «Сардар Джангал» расположено в акватории Каспийского моря, находится в 188 км к северу от побережья провинции Гилян и в 250 км к северо-западу от порта Нека. Открыто в декабре 2011 года. Месторождение находится на глубине 2460 метров. С учётом того, что структура находится на незначительной удалённости от азербайджанской территории, то её потенциально можно считать спорной между Ираном и Азербайджаном.

В 2014 году в связи с проведением буровых работ на месторождении Сардар Джангал глава МИД Эльмар Мамедъяров заявлял, что Азербайджан оспаривает принадлежность Ирану этого нефтегазового месторождения. По его словам, месторождение с запасами углеводородов, об открытии которого иранская сторона объявила в 2013 году, не имеет никакого отношения к этой стране: «Данное месторождение находится между Туркменией и Азербайджаном и не имеет никакого отношения к Ирану» (haqqin.az).

Таким образом, Сардар-Джангал может потенциально стать «яблоком раздора» между Тегераном и Баку, которые пока не договорились о разграничения дня Каспийского моря. Вместе с тем, учитывая декабрьское заявление иранского президента Хасана Роухани о готовности его страны тесно сотрудничать с Азербайджаном в сфере совместной разработки каспийских нефтегазовых месторождений, имеется высокая вероятность того, что стороны придут к взаимоприемлемому решению.

Подробнее о декабрьских ирано-азербайджанских переговорах читайте в публикации портала «Каспийский вестник»:

На фото: Платформа «Амир-Кабир». Источник: film.tebyan.net

Автор: Влад Кондратьев

22 января, 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели