Иранские железные дороги и коридор «Север-Юг»: созидание, вопреки санкциям
Аналитика, Каспийский транзит, Повестка дня

Иранские железные дороги и коридор «Север-Юг»: созидание, вопреки санкциям

Исламская Республика Иран, в своем стремлении модернизировать и расширить свою железнодорожную сеть, с тем, чтобы, подключив к ней прикаспийские государства – Азербайджан, Россию и Туркменистан, реализовать проект транспортного коридора Север-Юг, сталкивается с серьезными препятствиями. Основной импульс последним дан американскими санкциями, восстановленными после выхода Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, утвержденного в 2015 году.  Столкнувшись с угрозой американских санкций, западные инвесторы, ранее успешно действовавшие в ИРИ, готовы приостановить работы по модернизации иранских железных дорог. По сути, единственным «непоколебимым» партнером Тегерана в данной сфере (как, надо отметить, и во многих других) является Россия, которая не только продолжает реализовывать уже имеющиеся проекты, но и готова предоставить кредиты на новые.

Ситуация для железнодорожной сети Ирана, после выхода США из СВПД, действительно, складывается далеко не безоблачная. К примеру, немецкая компания Siemens, опасаясь санкций, уже  объявила, что отменит свои проекты в ИРИ, несмотря на то, что официальный Берлин (в отличие от Вашингтона) все еще поддерживает «ядерную сделку».  Швейцарская фирма Stadler Rail  еще в конце мая 2018 года  также озвучила намерение отказаться от производства и поставки в Иран 960 вагонов метро,  стоимостью  1,4 млрд долларов.

Стоит напомнить, что в 2016 году Siemens взялась за модернизацию железнодорожной сети Ирана, и обязалась предоставить комплектующие для 50 локомотивов.

В 2017 году в этой сфере была заключена новая сделка — иранские и итальянские государственные железнодорожные компании подписали соглашение на сумму 1,37 миллиарда долларов на строительство высокоскоростной железной дороги между городами Кум и Арак. В том же году южнокорейский гигант Hyundai Rotem подписал с иранской стороной контракт на сумму 843 миллиона долларов, предполагающий производство 450 вагонов пригородных поездов.  Самой последней сделкой в этом ряду стало заключенное в марте 2018 года — до заявления Трампа о выходе США из СВПД и восстановления санкций – соглашение с китайской национальной машиностроительной корпорацией Sinomach. Последняя получила контракт на строительство железной дороги протяженностью 410 км в западном Иране. Линия должна соединить Тегеран с городами Хамедан и Санандадж.

Сейчас все эти проекты находятся под угрозой.

Однако Тегеран даже под санкционным давлением не намерен сворачивать свои весьма амбициозные железнодорожные инициативы. Во многом это определяется позицией Москвы, все более плотно сотрудничающей с Исламской Республикой. В июле 2018 года компания «РЖД Интернейшнл» приступила к электрификации железнодорожной ветки Гармсар Инче-Бурун, протяженностью 495 километров. Стоимость сделки – 1,39 млрд. долларов, однако эти средства Тегеран получил в кредит от российской стороны. В середине февраля 2018 году Меджлис ИРИ одобрил инициативу правительства страны о новом кредите у России. На этот раз сумма займа составит 5 млрд. долларов. Считается, что эти средства пойдут на реализацию проектов в сферах атомной энергетики, строительства ирригационных сетей, водопроводов и дамб, но значительная их часть будет потрачена и на модернизацию железнодорожной сети. России выгодно предоставлять Ирану кредиты, т.к., с одной стороны – из них будут платить российским же компаниям, вовлеченным в модернизацию иранской железнодорожной отрасли, а с другой, Иран, как правило, в отличие от многих других стран, скурпулезно выполняет свои кредитные обязательства.

В настоящее время требующих скорейшей реализации железнодорожных проектов у Тегерана несколько. Уже упомянутая электрификация ветки Гармсар – Инче-Бурун, согласно планам, продолжится 4 года. Однако, пожалуй, самым важным направлением устремлений ИРИ сейчас является интеграция ее железнодорожной сети с азербайджанской, а через последнюю – с российской. Это станет значительным этапом в создании международного транспортного коридора «Север-Юг», который в своем законченном виде должен соединить индийский Мумбаи и с российским Санкт-Петербургом и стать серьезной альтернативой пути, пролегающему через Средиземное море и Суэцкий канал.  Этот путь пройдет через Индию, Иран, Азербайджан и Россию, а его протяженность составит 7200 км. Более того, еще одно ответвление этого коридора должно пойти через Туркменистан и Казахстан. Еще одно ответвление – на этот раз с помощью автомагистрали – может протянуться через Армению и Грузию – в Черное море. Таким образом «Север-Юг» де-факто с двух сторон опутает Каспий, который вновь, как и множество раз ранее, выступит переплетением торговых путей и экономических интересов. Ключевым условием  создания транспортного коридора является модернизация и интеграция железнодорожных сетей участвующих в проекте стран.

В настоящее время близка к реализации инициатива соединения железных дорог Ирана и Азербайджана, путем создания ветки Решт-Астара, однако по тем или иным причинам введение ее в строй год от года откладывается. В этой связи, во время встречи с министром транспорта, связи и высоких технологий Азербайджана Рамином Гулузаде в Тегеране 29 июля 2018 года министр дорог и городского развития Ирана Аббас Ахунди предложил интегрировать железнодорожные сети двух стран с помощью новой ветки. Последняя должна соединить пограничный иранский город Парсабад, расположенный в провинции Ардебиль, на Муганской равнине (северо-западе Ирана) с  южной частью Азербайджана.  Реализация такого рода проекта принципиально увеличит объем товаров, перевозимых в настоящее время между Ираном и Азербайджаном, с 600 тыс. до 5 млн.  тонн в год, и резко поднимет, как объемы двусторонней торговли, так и транзитные возможности обеих прикаспийских государств.

Что касается восточной части Каспийского моря, то Иран также стремится использовать инфраструктуру Туркменистана, для облегчения транзита товаров в Центральную Азию. В настоящее время Тегерану интересны, как перспективные транспортные возможности Казахстана, через который можно также выйти на российскую железнодорожную сеть, так и путь в Узбекистан, который в ближайшем будущем способен стать ключевым импортером иранского цемента и других товаров.  К настоящему времени достигнуто соглашение об использовании иранской стороной туркменских вагонов, приспособленных для перевозки цемента, о чем представители ИРИ и Туркменистана договорились в ходе консультаций в Сарахсе.

Вне сомнения, санкционное давление в любом случае замедлит и затруднит развитие железных дорог Ирана и приведение их в соответствие с новыми, амбициозными потребностями, связанными с коридором Север-Юг. Однако перспективы, которые открываются перед Тегераном, в случае успешной реализации этого проекта делают его приоритетным не только с чисто экономической, но и с геополитической точки зрения. «Север-Юг» не просто увеличит транзитные и торговые возможности Исламской Республики, поспособствует притоку в нее громадных денежных средств и выведет на новый уровень всю ее инфраструктуру. Данный транспортный коридор превращает Иран в ключевой политический центр – уже не только регионального, но и мирового масштаба, т.к. именно он будет контролировать значительную часть мировой торговли. Даже ущерб от американских санкций будет в такой перспективе нивелироваться новыми возможностями. Это понимают в Тегеране, понимают и в Вашингтоне, и на Западе в целом. Вряд ли на данный момент кто-то еще всерьез считает, что антииранские санкции США стали результатом невыполнения Исламской Республикой возложенных на нее обязательств по СВПД (эксперты МАГАТЭ и других международных организаций, а также правительства все еще соблюдающих соглашение стран не раз заявляли обратное) – настоящим смыслом создания Ирану новых проблем является именно геополитика. Если на данный момент ИРИ вовлечен практически во все ключевые политические процессы на Ближнем Востоке и имеет возможность в экстренном случае глобального военного конфликта перекрыть Ормузский пролив, остановив 40% мировой торговли нефтью, то, реализовав проект «Север-Юг», он увеличивает свои возможности – и экономические, и политические, в разы. Этого его геополитический соперники стремятся не допустить. Примечательно, что  в появлении коридора «Север-Юг» заинтересован не только Тегеран, а все его вовлеченные в проект соседи, которые, понимая грядущую выгоду, с удовольствием подключаются к знаковой инициативе. Представляется, что, учитывая заинтересованность в ней, помимо Ирана, таких крупных мировых игроков, как Россия и Индия, а косвенно – и европейских государств, которые получат дополнительную возможность получения и реализации товаров, эта глобальная транспортная артерия все-таки будет создана. Речь может идти о неких задержках и промедлениях, но ни в коем случае – о полном от нее отказе какого-либо из вовлеченных игроков, и в особенности Тегерана. Интересно, что, испытывая на себе давление американских санкций, иранская сторона буквально толкается США на поиск альтернативных решений, и транспортный коридор «Север-Юг», несмотря на все трудности, является, возможно, главным среди них.

Автор: кандидат исторических наук, иранист Антон Евстратов

Март 11, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели