Транскаспийский газопровод вновь на повестке дня
Аналитика, Геополитика и геоэкономика, Колонка редактора

Транскаспийский газопровод вновь на повестке дня

28-30 мая 2019 года в г. Брюссель с рабочим визитом находилась делегация Туркменистана во главе с Советником Президента Туркменистана по нефтегазовым вопросам Ягшигельды Какаевым. По сообщению туркменского внешнеполитического ведомства, в ходе визита состоялось Техническое совещание «Туркменистан-Европейский Союз» с участием представителей Генерального директората по энергетике Европейской комиссии. Особое внимание было уделено проекту Транскаспийского газопровода.

Известно, что на переговорах стороны обсудили предложение Туркменистана по заключению Рамочного Соглашения о партнерстве в области энергетики между Туркменией и Европейским Союзом. При этом рассмотрен процесс дальнейшего его одобрения на площадке ЕС, будущих поставок газа в ЕС, позиции Туркменистана в экспорте природного газа на европейские рынки.

Также, туркменская делегация в рамках технического заседания провела совместную встречу с участием представителей компаний «British Petroleum», «Shell» и «Total», в ходе которой стороны обменялись мнениями и практическими идеями по налаживанию двустороннего сотрудничества в топливно-энергетической сфере, в частности по вопросу их возможного участия в реализации проекта Транскаспийского трубопровода.

29 мая 2019 года делегация Туркменистана провела встречу с М.Шевчовичем, Заместителем Председателя Европейской Комиссии по энергетическому союзу и Д.Ристори, Генеральным Директором Генерального директората по энергетике Европейской комиссии. В ходе встречи были обсуждены аспекты активизации взаимодействия Туркменистана с ЕС в энергетической сфере. С этой целью сторонами была достигнута договоренность о продолжении конструктивного Диалога между Туркменистаном и ЕС, как на высшем уровне, так и в формате рабочей группы в г. Ашхабад и г.Брюссель.

Справка редакции: предыдущие переговоры туркменистанской стороны с представителями ЕС прошли 12 октября прошлого года в Брюсселе. В ходе переговоров обсуждались вопросы сотрудничества между Туркменистаном и ЕС в энергетической сфере, модернизации правовой базы партнёрства и реализации проекта строительства Транскаспийского газопровода. При этом особый интерес был проявлен к строительству трубопровода и поставкам туркменского природного газа на европейский рынок. На переговорах также были затронуты вопросы дальнейшего усовершенствования принципов деятельности Каспийской корпорации развития (CDC). Подробнее здесь.

Помимо переговоров с потенциальными покупателями газа Ашхабад на прошлой неделе провёл переговоры и с возможным транзитёром – Азербайджаном. Вопрос поставок газа обсуждался на встрече президента Туркменистана и премьер-министра Азербайджанской Республики Новруза Мамедова, прибывшего в Ашхабад для участия в заседании Совета глав правительств стран-участниц Содружества Независимых Государств. Как сообщает Государственное информационное агентство Туркмении, стороны обсудили различные направления двусторонних отношений, отметив наличие больших возможностей и перспектив для эффективного партнёрства в энергетической сфере. В данной связи отмечалось, что Туркменистан и Азербайджан располагают значительными запасами нефти и газа, что создаёт оптимальные условия для организации долгосрочных поставок энергоносителей в страны Евразийского континента.

Таким образом, несмотря на наличие ряда существенных препятствий для реализации проекта Транскаспийского газопровода, этот вопрос ни в Ашхабаде, ни в Брюсселе не снимается с повестки дня. И в долгосрочной перспективе перспективы его строительства выглядят вполне вероятными.

В этой связи не случайной выглядит публикация на сайте вашингтонского Каспийского политического центра — ведущего американского аналитического центра, занимающегося изучением Каспийского региона, статьи под названием «Транскаспийский газопровод: начать с малого на пути к большой цели» (A Trans-Caspian Gas Pipeline: Start Small but Aim Big). Авторами статьи являются видные американские эксперты — Люк Коффи, директор Центра внешней политики Фонда Эллисон, и Эфган Нифти, исполнительный директор Каспийского политического центра. Статья как нельзя лучше раскрывает американскую позицию по вопросу реализации одного из главных геополитических проектов на Каспии.

В преамбуле к материалу американские аналитики делают небольшой экскурс в историю, напоминая, что в 1906 году был завершен первый энергетический трубопровод на Южном Кавказе, соединяющий Баку на Каспийском море с Батуми на Черном море. Трубы, использованные в строительстве, были фактически изготовлены в Мариуполе, Украина, что свидетельствует о взаимосвязанности более широкого региона, которая преобладает и по сей день. Этот первый трубопровод имел диаметр всего восемь дюймов и транспортировал керосин. Сегодня, более века спустя, его заменили современной сетью газопроводов и нефтепроводов, соединяющих сердце Азии с Европой.

Далее эксперты пишут, что несмотря на все имеющиеся и строящиеся сегодня трубопроводы региона, всё ещё остается один важный недостающий элемент: Транскаспийский газопровод. В настоящее время нет выгодного способа доставить газ из Центральной Азии в Европу без прохождения через Россию. Трубопровод является единственным экономически целесообразным способом транспортировки природного газа через Каспийское море.Транспортировка природного газа морским путем в качестве сжиженного природного газа невыгодна на таком коротком расстоянии.

Транскаспийский трубопровод может изменить энергетический ландшафт Европы.Согласно последним имеющимся оценкам, Каспийский регион содержит 292 триллиона кубических футов природного газа. Это делает регион величайшими по запасами в мире и регионом, который может быть использован при совершенствовании технологий.

Далее эксперты выделяют три причины, чтобы придать новый импульс строительству Транскаспийского трубопровода.

Во-первых, наблюдается прогресс в реализации новых трубопроводных проектов в регионе.Азербайджан начал поставлять газ в Турцию в середине 2018 года по Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP) и готов отправить газ в Италию по Трансадриатическому газопроводу (TAP) к следующему году. Также в следующем году Южный газовый коридор (SGC), как ожидается, начнет поставки газа из Азербайджана вплоть до Европы.TANAP и SGC смогу расширить поставки газа из любого будущего Транскаспийского трубопровода с расширяемой мощностью в тридцать один миллиард кубометров.

Во-вторых, Европа, Азербайджан и Туркменистан нуждаются в Транскаспийском трубопроводе, хоть и по разным причинам. Европа активно ищет альтернативы российским энергоресурсам. Азербайджан пытается укрепить свои позиции как самого важного энергетического игрока региона. Туркменистан сталкивается с серьезным экономическим кризисом и нуждается в поиске новых рынков для своего природного газа.

Наконец, Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, подписанная всеми пятью прикаспийскими странами в прошлом году, позволяет прокладывать трубопроводы только с согласия стран, участвующих в проекте. Это серьезное изменение к лучшему. В прошлом Иран и Россия утверждали, что любой трубопровод должен сначала иметь согласие всех пяти прибрежных государств. Новое соглашение может наконец дать зеленый свет для Транскаспийского трубопровода, как только две заинтересованные стороны, в данном случае Туркменистан и Азербайджан, придут к соглашению.

Хотя конечной целью был бы полноценный трубопровод, по которому природный газ доставлялся бы с восточного побережья Каспия на западный берег, Баку и Ашхабад сначала должны быть более скромными с их амбициями, хотя для туркмен снизить уровень амбиций было бы сложно, так как они уже построил так называемый трубопровод Восток-Запад — газопровод длиной 483 мили, соединяющий провинцию Мары страны на востоке с туркменским побережьем Каспийского моря. Трубопровод Восток-Запад может транспортировать тридцать миллиардов кубометров в год. Понятно, что туркменские власти хотят, чтобы любой будущий Транскаспийский трубопровод соответствовал этим мощностям, но на первоначальном этапе это нереальная цель.

В этой связи авторы статьи предлагают Баку и Ашхабаду вместо того, чтобы сначала строить трубопровод, сосредоточиться на строительстве соединителя между морскими месторождениями Азербайджана на Каспии и морскими месторождениями в Туркменистане. Со временем должны быть изучены варианты включения казахстанских газовых месторождений с использованием соединительных элементов, поскольку некоторые из них находятся достаточно близко, чтобы быть коммерчески жизнеспособными. Этот подход, по мнению авторов, на раннем этапе позволил бы достичь трех целей.

Во-первых, это было бы доказательством концепции — осязаемого, быстрого и доступного способа продемонстрировать, что восточная сторона Каспия может быть соединена с западной стороной Каспия трубопроводом для доставки природного газа. Строительство соединительного звена, соединяющего существующие газовые месторождения Туркменистана и Азербайджана, должно было бы длиться всего лишь около шестидесяти миль, и его можно было бы построить всего за 500 миллионов долларов по сравнению с предполагаемыми 1,5 миллиардами долларов для всего Транскаспийского трубопровода. Взаимосвязь будет значительным шагом вперед, способствующим долгосрочной энергетической безопасности Европы.

Во-вторых, взаимосвязь поможет укрепить доверие между Азербайджаном и Туркменистаном. Эти две страны не имеют соглашения об их морских границах на Каспии, и в прошлом между ними существовала напряженность и конфронтация. Чтобы Транскаспийский трубопровод стал успешным, оба должны будут доверять друг другу и в конечном итоге согласиться на морскую границу.

Наконец, соединительный элемент, скорее всего, будет более приемлемым с политической точки зрения для России и Ирана, чем полноценный трубопровод. Хотя в Каспийском соглашении говорится, что трубопровод может быть построен до тех пор, пока страны, участвующие в проекте, дают согласие, вполне вероятно, что Россия и Иран найдут другие способы отложить или даже предотвратить реализацию проекта. Однако, учитывая текущие геополитические обстоятельства, в которых основной вектор политики России и Ирана сосредоточен на других регионах и странах мира, вполне возможно, что соединительный элемент окажется ниже того порога, за которым бы последовали тревожные звонки из Москвы и Тегерана.

В заключительной части статьи отмечается, что завершение Транскаспийского трубопровода обещает несколько преимуществ для Соединенных Штатов, которые понимают и в администрации Трампа. Об этом свидетельствует тот факт, что в недавнем письме с пожеланиями Америки в отношении Новруза президент Трамп, как сообщается, написал своему туркменскому коллеге Гурбангулы Бердымухамедову: «Я надеюсь, что Туркменистан сможет воспользоваться новыми возможностями для экспорта газа на Запад после недавнего определения правового статуса Каспия. Море».

Для Соединенных Штатов самым очевидным преимуществом Транскаспийского трубопровода является то, что он улучшит энергетическую безопасность Европы, предоставив ему еще одну альтернативу российскому и иранскому газу. Повышение энергетической безопасности Европы приведет к большей стабильности. Это, в свою очередь, может косвенно повлиять на договорные обязательства США по НАТО.

Трубопровод также улучшил бы региональную стабильность, успокоив азербайджано-туркменские отношения, которые были напряженными на Каспии в течение последних нескольких лет. С точки зрения Ашхабада, Транскаспийский трубопровод также поможет диверсифицировать свой экспортный энергетический рынок, который зависит от Китая и России.

В итоге представители экспертных кругов США отмечают, что Каспийский регион прошел долгий путь со времени создания единого керосинового трубопровода в 1906 году. Транскаспийский трубопровод в сочетании с Южным газовым коридором изменит геополитический ландшафт в регионе и за его пределами.

«Поскольку «Северный поток 2» все больше и больше становится реальностью, администрация Трампа должна отстаивать программы альтернативной энергетики, такие как Южный газовый коридор и Транскаспийский трубопровод, с той же энергией, которую администрация Клинтона привнесла в строительство трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан в 1990-х годах. Сейчас самое время для подобных действий со стороны американского руководства,» — резюмируют эксперты.

С учётом вышеизложенного необходимо констатировать, что в ближайшей перспективе следует ожидать роста активности стран Запада по проведению переговоров с прикаспийскими странами по вопросу строительства Транскаспийского газопровода. План действию по продвижению этого проекта, как видно, уже разработан. Единственным фактором, который может существенно затормозить этот процесс, являются переговоры России и Туркменистана по вопросам возобновления закупок Москвой туркменского природного газа. От их успешности будет зависеть экономическая рентабельность проекта в условиях нынешнего уровня добычи природного газа Ашхабадом. Если на восточном берегу Каспийского моря не окажется достаточных объёмов сырья, то все геополитические преимущества проекта для стран Запада будут нивелированы экономическими соображениями, так как новый трубопровод нечем будет заполнять.

С учётом вышесказанного весьма реалистичный взгляд на строительство Транскаспийского газопровода имеет один из лучших экспертов по каспийской энергетике из США Ричард Морнингстар, который в прошлом длительное время занимал пост специального советника президента США и Государственного секретаря по энергетике Каспийского бассейна. С его мнением можно ознакомиться здесь:

Фото: angi.ru

Июнь 5, 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели