Новая реальность на Кавказе: пойдет ли Лазуритовый коридор в обход Грузии?
Аналитика, Каспийский транзит

Новая реальность на Кавказе: пойдет ли Лазуритовый коридор в обход Грузии?

Информация, которая появилась в СМИ в конце января, встревожила часть экспертного общества в Грузии. Три участника проекта «Лазуритового коридора» — Азербайджан, Туркменистан и Афганистан провели видеоконференцию, в ходе которой утвердили «дорожную карту» этого проекта и обсудили планы совместной деятельности на 2021 год. Между тем, согласно договору о транзите и транспортном сотрудничестве, заключенному в 2017 году, участниками проекта «Лазуритового коридора» являются также Грузия (с ее черноморскими портами Батуми и Поти) и Турция. У грузинских аналитиков зародились сомнения, а не будут ли внесены изменения в этот проект с учетом сложившейся в Закавказье после окончания войны в Карабахе новой реальности и не перестроят ли коридор таким образом, что он пойдет в обход Грузии.

По мнению грузинского эксперта Заала Анджапаридзе, Лазуритовый коридор – это тот маршрут, который сохранит за Грузией региональную транзитную функцию. Но все приложенные в этом направлении усилия могут оказаться напрасными в том случае, если внимание грузинских властей по-прежнему будет приковано лишь к внутриполитическим проблемам и натянутым отношениям с оппозицией. Эксперты определенную долю вины за такую пассивность в данном случае перекладывают на «деструктивные» и «подрывные» действия нынешней грузинской оппозиции.

Лазуритовый коридор – один из тех немногих проектов, который при участии Грузии зародился и начал осуществляться в период правления «Грузинской мечты». Большая часть остальных проектов, связывающих между собой Каспийское и Черное моря и проходящих по территории Грузии, была заложена в период правления Эдуарда Шеварднадзе, правительство которого делало особые ставки на развитие транзитной функции Грузии. Правительство Михаила Саакашвили, несмотря на то, что все начатые во время Шеварднадзе проекты были открыты именно в период  нахождения у власти «Единого национального движения», лишь пожинало плоды усилий своего предшественника и возросшие доходы государства.

В последний период правительство Грузии проявляет в международных проектах пассивность, что аналитики объясняют напряженной внутриполитической ситуацией и действиями с оглядкой на главных стратегических партнеров. Когда президенты Азербайджана и Турции выступили с новой инициативой – так называемой «платформы шести», которая подразумевает сотрудничество трех стран региона – Грузии, Армении и Азербайджана, и трех внешних партнеров – России, Ирана и Турции, официальный Тбилиси отреагировал на эту инициативу достаточно «прохладно», пояснив, что не видит своего места в тех проектах, где участвует «оккупант» — Россия. После того, как Азербайджан и Армения при содействии России начали работу над разблокировкой всех путей сообщения, Грузия в этом процессе, как выразился грузинский эксперт Вахтанг Маисая, оказалась отброшенной на обочину. А открытие всех дорог и прокладка новых путей через Азербайджан и Армению в Иран и Турцию грозит Грузии достаточно неприятной, хотя пока и отдаленной (из-за необходимости строительства этих путей) перспективой утраты значительной части транзитных грузов. Пойдет ли Лазуритовый коридор в обход Грузии? Мы попытались выяснить перспективы проекта у грузинского и азербайджанского экспертов.

«Конечно, странно, что Грузия в этой видеоконференции не участвовала, но, возможно, три страны – главных участника этого проекта – Афганистан, Азербайджан и Туркменистан должны были предварительно согласовать главные параметры проекта, что, как видно, и было отражено в дорожной карте. Думаю, что на следующей стадии к работе в этом формате должны примкнуть Грузия и Турция», — отметил грузинский эксперт по вопросам безопасности Вахтанг Маисая.

В то же время он не исключает, что с учетом «фактора Нагорного Карабаха», точнее, совместного заявления президентов России и Азербайджана и премьера Армении, открывшего сторонам конфликта путь к разблокировке всех транспортных магистралей, в этом проекте могут появиться и новые «акторы».  

«Учитывая начатый процесс разблокировки магистралей через территорию Армении, соглашение об открытии Нахичеванского коридора и осуществление нового проекта – Транссиб Закавказья, есть вероятность, что грузы из Афганистана могут пойти через Армению и Иран в Турцию. Турция и Армения уже ведут переговоры об открытии границы, и думаю, что если к проекту подключатся новые страны, то путь вполне может пойти в обход Грузии, из Афганистана через Туркмению, Азербайджан, Армению и Иран в Турцию», — предположил Вахтанг Маисая.

В итоге, по оценке эксперта, Грузинская железная дорога и черноморские порты потеряют значительную часть грузов, а соответственно, и прибыли и доходов в бюджет Грузии.

«Сейчас для Грузинской железной дороги настали не лучшие времена. Очень много факторов и проблем, из-за которых уменьшился грузооборот. Но что касается Лазуритового коридора, думаю, что пока три основных участника этого проекта – Афганистан, Азербайджан и Туркменистан – должны создать главные предпосылки для его осуществления и развития железнодорожной сети, которой пока не существует. Это будет достаточно дорогостоящий проект, на осуществление которого уйдет несколько лет», — отметил В. Маисая.

На вопрос, что может сделать Грузия, чтобы не потеряться в этой новой реальности в регионе, эксперт ответил, что грузинской стороне, официальным структурам следует проявлять больше настойчивости, активнее включаться в такие проекты, в противном случае страна может окончательно утратить статус транзитного центра региона, к которому она стремится.

Вахтанг Маисая согласен и с тем мнением, что, принимая решение об участии в экономических проектах, грузинским властям не следует акцентировать внимание на участии или неучастии в них России.

 «Экономика остается экономикой, и смешивать такие важные проекты с политикой было бы неверно», — пояснил эксперт.

По его же мнению, Грузии следует быть более активной и в вопросе восстановления движения по абхазскому участку Грузинской железной дороги, тем более, что абхазская сторона уже начала работу в этом направлении и обратилась за помощью к России.

По информации азербайджанского эксперта Ильгара Велизаде, видеоконференция, на которой стороны утвердили дорожную карту по Лазуритовому коридору, проходила в несколько ином формате – формате трехстороннего сотрудничества между Афганистаном, Туркменистаном и Азербайджаном, и этим объясняется отсутствие в числе ее участников двух других стран данного проекта – Грузии и Турции.

«Думаю, что на определенном этапе, когда будут достигнуты основные договоренности и три страны будут выступать с единых позиций по вопросам транспортного сотрудничества в регионе, к работе над проектом подключатся Грузия и Турция», — сообщил эксперт.

Опасения относительно того, будут ли вообще загружены маршруты через Грузию после разблокировки всех путей сообщения, Ильгар Велизаде считает преждевременными.

«Дело в том, что на протяжении последних лет уже сформировалась  транспортная инфраструктура, которая базируется, в том числе, на соглашении об организации транскаспийского коридора – Транскаспийского международного транспортного маршрута, в рамках которого были подписаны различные документы, приняты решения, проводились и будут проводиться совещания с участием железнодорожных ведомств стран-участниц этого маршрута, в том числе, Грузии. Этот формат, который проходит через территорию Грузии, в том числе, по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс, пока никто не отменял», — отметил И. Велизаде.

К тому же, по словам эксперта, азербайджанское государство предоставило Грузии кредит почти на 1 млрд долларов США на осуществление проекта Баку-Тбилиси-Карс, поэтому и в Баку заинтересованы в загрузке этого маршрута, чтобы Грузия была в состоянии вернуть кредит.

Что касается Нахичеванского коридора, в случае его задействования Грузия, по мнению Ильгара Велизаде, конечно, может потерять часть грузов, но этот маршрут и его инфраструктуру еще нужно построить, а на это уйдет несколько лет. Кроме того, после задействования Лазуритового коридора эти потери для Грузии будут восполнены.

«Это как сообщающиеся сосуды: где-то потеряет, где-то получит дополнительные потоки», — пояснил И. Велизаде.

По мнению азербайджанского эксперта, политические отношения между Грузией и Россией являются для официального Тбилиси серьезным сдерживающим фактором при участии в различных международных и региональных проектах.

 «Когда лидеры Азербайджана и Турции заявили о платформе шести, где предусматривалось участие 3 игроков региона и 3 внешних игроков, в Тбилиси отнеслись к этой идее скептически, и только президент Грузии проявила интерес, а представители исполнительной власти заявили, что в тех проектах, где присутствует Россия, участвовать не будут. Когда в 2019 году стоял вопрос об организации железнодорожного сообщения между Россией, Азербайджаном и Турцией по территории Грузии и стороны договорились о транспортировке грузов по Баку-Тбилиси-Карс, были предприняты попытки пригласить и Грузию, но она лишь предоставила свою территорию. И сейчас грузы проходят по ее территории, но сама она как организатор транспортного маршрута не участвует, хотя пошлины за транзит грузов получает», — отметил Ильгар Велизаде.

Он предполагает, что после открытия других, пока не функционирующих или строящихся путей сообщения Россия уже не будет заинтересована в перевозке своих грузов по территории Грузии и переориентируется на альтернативные маршруты.

Выходом из данной двойственной ситуации в Баку считают необходимость разрешения политической неопределенности между Россией и Грузией, так как в такой ситуации Грузия теряет российских перевозчиков, которые являются достаточно значительным фактором в географии региона.

Ирина Хачидзе

24 февраля, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели