Роль ЕС как субъекта безопасности в Центральной Азии – мнение эксперта
Безопасность и милитаризация, Комментарии экспертов

Роль ЕС как субъекта безопасности в Центральной Азии – мнение эксперта

На сайте Валдайского клуба 9 ноября опубликована статья Фабьенна Боссю, доцента Гентского университета (Бельгия) и профессора UNU-CRIS под названием «Время собирать камни? Роль ЕС как субъекта безопасности в Центральной Азии после ухода США из Афганистана». В статье автор проводит ретроспективный анализ политики безопасности ЕС в Центральной Азии и прогнозирует, как будет развиваться ситуация в регионе после ухода войск Коалиции из Афганистана.

Можем ли мы ожидать, что теперь, когда Афганистан снова находится в руках талибов, Европейский союз внесёт свой вклад в обеспечение региональной безопасности в Центральной Азии? Безусловно, в интересах ЕС иметь стабильную, безопасную и процветающую Центральную Азию. Поскольку озабоченность по поводу безопасности, вызванная кризисом в Афганистане, резко усилилась после возвращения талибов к власти, значение региона в глазах европейцев кардинально изменилось. В частности, ситуация породила тревогу в европейских столицах по поводу возможности возникновения нового кризиса с беженцами, ибо многие афганцы отчаянно пытаются покинуть страну и отправиться в Европу, пишет Фабьенн Боссю.

Расположение стран Центральной Азии рядом с Афганистаном всегда было основной движущей силой присутствия ЕС в регионе, которое по-прежнему в значительной степени ориентировано на безопасность. Поворотными моментами в позиции ЕС в отношении Центральной Азии стали теракты 11 сентября 2001 года в США и последующее начало военной кампании против талибов в Афганистане. Геостратегическое значение государств Центральной Азии и события в Афганистане заставили ЕС увеличить финансирование для расширения взаимодействия с регионом, в том числе в областях, связанных с безопасностью Европы. С тех пор озабоченность по поводу безопасности, связанная с продолжающейся нестабильностью в соседнем Афганистане, удерживает страны Центральной Азии в повестке ЕС. Опасения по поводу возможного распространения нестабильности на Центральную Азию наряду с незаконным оборотом наркотиков из Афганистана в Европу через Центральную Азию подогревают интерес ЕС к улучшению отношений со странами Центральной Азии и предоставлению финансирования для содействия устойчивому развитию региона.

Учитывая ограниченные возможности ЕС в сфере безопасности, Брюссель вносит свой вклад в безопасность в регионе в основном косвенно, а именно через комплексный набор программ и инструментов, направленных на поддержку политических и экономических реформ, проводимых правительствами Центральной Азии. Тем не менее ЕС также активно стремится закрепить за собой чёткую роль в обеспечении безопасности региона. Уже с начала 2000-х годов у него были две крупномасштабные программы, ориентированные на Центральную Азию, а именно Программа по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии (CADAP), направленная на поддержку государств Центральной Азии в борьбе с незаконным оборотом наркотиков из Афганистана, и Программа содействия управлению границами в Центральной Азии (BOMCA), направленная на усиление контроля над границами.

В середине 2000-х годов ЕС также начал ежегодно проводить встречи на уровне министров иностранных дел между ЕС и пятью центральноазиатскими республиками. Этот политический диалог был совершенно уникальным, поскольку долгое время оставался единственным региональным форумом, где все пять центральноазиатских государств были формально воссоединены на высоком политическом уровне. Первоначально цель состояла в том, чтобы объединить пять стран за одним столом и способствовать укреплению доверия между ними. Сегодня ежегодная встреча министров ЕС и Центральной Азии служит в большей степени для подведения итогов реализации стратегии ЕС в Центральной Азии.

С 2013 года ЕС также проводит ежегодные встречи, посвящённые вопросам безопасности, в формате Диалога высокого уровня по безопасности между ЕС и Центральной Азией. Целью этих встреч является обсуждение проблем, вызывающих общую озабоченность, – это терроризм, незаконный оборот наркотиков, пограничный контроль и экстремизм. Диалог на высоком уровне был запущен после объявления о том, что НАТО начнёт вывод своих сил из Афганистана. В то время государства – члены ЕС считали, что ЕС необходимо усилить взаимодействие с государствами Центральной Азии в области безопасности, поскольку возникла обеспокоенность по поводу потенциальных вызовов после вывода сил НАТО.

Частично по просьбе самих центральноазиатских ЕС стран в последние несколько лет предпринимает попытки напрямую вовлечь Афганистан во взаимодействие с центральноазиатскими государствами. В частности, речь идёт о включении Афганистана в качестве дополнительного участника в Диалог высокого уровня по безопасности между ЕС и Центральной Азией. Более того, в 2021 году Афганистан стал бенефициаром программы BOMCA ради улучшения управления границами, усиления борьбы с незаконным оборотом наркотиков, а также содействия торговле между Афганистаном и Центральной Азией. Этот шаг был частью более широкой цели ЕС по укреплению связей между Афганистаном и его соседями по Центральной Азии, а также по развитию регионального диалога и обеспечению мира и безопасности в регионе. Однако с тех пор, как талибы вернули себе контроль в Афганистане, большинство поддерживаемых ЕС схем сотрудничества с Афганистаном были временно заморожены.

Несмотря на усилия ЕС, должные обеспечивать безопасность в Центральной Азии, страны региона не считают Евросоюз заметным игроком в данной области. И действительно, в целом влияние ЕС в сфере безопасности в Центральной Азии остаётся низким. Именно Россия по-прежнему считается ведущим игроком, и вряд ли это изменится в ближайшее время, даже если присутствие Китая продолжит увеличиваться. Посредством ОДКБ Россия сохраняет важный плацдарм в регионе в сфере безопасности, и она уверена, что ОДКБ внесёт свой вклад в обеспечение безопасности в Центральной Азии после ухода США из Афганистана.

Более того, хотя уход США из Афганистана активизировал усилия Евросоюза по продвижению идеи «стратегической автономии» от США, на данный момент у ЕС ещё нет полноценной военной структуры, которая имела бы достаточный потенциал, чтобы действовать независимо от США или НАТО. Вопрос о том, станут ли военные структуры ЕС самостоятельными, фактически пока остаётся открытым. Помимо того, что государства – члены ЕС из Центральной и Восточной Европы не хотят отказываться от своей зависимости от США в сфере безопасности, сохраняется большая неопределённость в отношении организационной и финансовой основы, которая необходима для обеспечения реальной стратегической автономии ЕС.

Усилиям ЕС в сфере безопасности в Центральной Азии также мешает отсутствие общего понимания некоторых вопросов безопасности, особенно когда речь идёт о терроризме и экстремизме. По этим вопросам ЕС и государства Центральной Азии расходятся в понимании как причин, так и решений. Позиции России и Китая в данном случае гораздо ближе к подходам стран Центральной Азии, чем позиции ЕС.

В общем, даже если в ближайшие годы ЕС попытается ещё больше усилить взаимодействие с Центральной Азией в сфере безопасности, маловероятно, что это окажет значительное влияние. Конечно, многое зависит от того, как талибы будут управлять Афганистаном и как будут развиваться отношения между ЕС и талибами. Если бы ЕС признал правительство «Талибана» или хотя бы вступил с ним в диалог, это могло бы открыть возможности для дальнейшей интеграции Афганистана в финансируемые ЕС программы в Центральной Азии. Однако это также зависит от того, как будут развиваться отношения между самими странами Центральной Азии и Афганистаном. На данный момент из трёх центральноазиатских стран, соседствующих с Афганистаном, только Узбекистан поддерживает активный диалог с правительством талибов. Он стремится действовать как региональный посредник и помогать налаживать связи Центральной Азии с правительством талибов. Таджикистан по-прежнему неохотно ведёт переговоры с талибами, а Туркмения сохраняет нейтралитет. Казахстан и Киргизия в настоящее время также осторожно относятся к своим отношениям с Афганистаном, поскольку они разделяют озабоченность по поводу возможного распространения нестабильности на своей территории.

16 ноября, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели