Российский эксперт раскрыл подробности торговли с Ираном
Вокруг Ирана, Комментарии экспертов

Российский эксперт раскрыл подробности торговли с Ираном

Александр ШАРОВ – председатель совета директоров группы компаний РусИранЭкспо, созданной 14 лет назад, генеральный директор компании «Нефтехимтранс», один из пионеров в сфере торговли с Ираном на уровне малого и среднего бизнеса в России дал интервью журналу «Международная жизнь», в котором рассказал о развитии российско-иранской торговли.

– Александр Михайлович, вы начинали свою деятельность еще тогда, когда иранское направление казалось не очень перспективным из-за многочисленных западных санкций против ИРИ. Какова общая картина в этой сфере сейчас, когда Иран становится одним из важных партнеров России в геополитике? Что предлагает Иран для российского рынка? Что бы он хотел получать из России?

– Иран активно развивается в научно-технологическом плане, и ему есть, что предложить. Но в данном случае я могу говорить только за тот сегмент, который касается малого и среднего бизнеса и имеет отношение к деятельности группы компаний «РусИранЭкспо».

Иран очень заинтересован в российском рынке для сбыта своей нефтехимии и полимеров. В последнее время, помимо базовых марок полимеров и нефтехимии для предприятий, в России появилась иранская продукция для конечного потребителя – это специализированные краски разных видов, клей, в том числе ПВА, специальные смолы, различные полимерные изделия: пластиковая посуда, контейнеры, мусорные баки, полипропиленовые мешки, упаковочная пленка. Ассортимент существенно увеличивается с каждым годом.

«РусИранЭкспо» давно является проводником для движения косметической продукции и бытовой химии в обе стороны. Российские компании стали активнее закупать иранские шампуни, стиральные порошки, одноразовые лезвия для бритья. А в сторону Ирана пошли наши аэрозоли, инъекции для салонов красоты, краска для волос, клей для ресниц, крема и средства по уходу за кожей и волосами. В апреле мы организуем коллективный стенд компаний России и СНГ на большой косметологической выставке в Тегеране, где будет представлено оборудование для лазерной эпиляции, косметической стоматологии и другие аспекты бьюти-индустрии.

– А в количественном отношении, какой объем российского импорта приходится на Иран, по вашим сведениям?

– Более миллиарда долларов в год. Это если напрямую. Но очень большая часть иранских товаров, почти столько же, к нам поступает через страны Евразийского Экономического Сообщества (ЕАЭС). Товары в Россию попадают через Казахстан, Армению, Беларусь.

– Что же Иран ввозит к нам через Беларусь?

– Через Беларусь к нам идет иранское медицинское оборудование. Например, кардиографы, которые успешно эксплуатируются в российских медучреждениях. Беларусь имеет в Иране свой завод по сборке медицинского оборудования, и там же идет его международная сертификация по требованию ЕАЭС. Линейка производимого иранцами в Беларуси медицинского оборудования постоянно расширяется. Так уж исторически сложилось. Иранцы в свою очередь активно интересуются российским рентгеновским и лазерным оборудованием, стоматологическими расходными материалами, программным обеспечением.

– А что из Ирана приходит к нам через Армению и Казахстан?

– Через Казахстан, главным образом, идут сухофрукты и фисташки. А через Армению – молочная продукция из Ирана. Но основной поток, на полмиллиарда долларов, составляют товары широкого потребления, что объясняется тем, что у Армении низкие проходные ставки по таможне, а затем прозрачная граница между Арменией и Россией. В этом потоке керамическая посуда, которую охотно заказывают российские рестораны и отели, различные светильники – люстры, торшеры, бра, настольные лампы. Много ковровых изделий промышленного производства – покрытия для пола, накидки на кресла и т.д. Через Азербайджан к нам поступают иранские самовары, металлические подносы, чайники, сосуды, а также газовые камины и обогреватели.

– Как быстро доходят до российского потребителя иранские товары?

– Если все оптимизировано, то максимум за две недели. А из Китая или Индии требуется полтора-два месяца.

– А если сравнивать качество иранских и китайских товаров?

– Иранские предприятия, работающие на экспорт, обычно используют либо западное оборудование, либо новейшее китайское. Поэтому качество равноценное. А ремесленные изделия ручной работы, которыми знаменит Иран, по цене сильно отличаются от «ширпотреба».

– Насколько я знаю, Иран еще много веков назад славился производством изделий из цветного стекла, центр которого находился в Ширазе. Через вас проходят эти товары?

– Если говорить о хрустале, то Иран до сих пор хрусталь импортирует. Я сам не раз видел в иранских магазинах богемский хрусталь, керамическую посуду из Чехии, фарфор из России. Я, например, знаю несколько компаний, которые возили в Иран современную продукцию «Императорского фарфорового завода». У нас же пользуются спросом иранские светильники, которые особенно востребованы в мусульманских республиках Северного Кавказа. Но пока что через нас не проходили какие-либо заказы на иранскую мозаику или витражи – это, возможно, дело будущего.

– Компании, которые вы представляете, неоднократно были участниками бизнес-конференций по линии ШОС, в которую Иран должен официально войти как полноправный член с 1 января 2024 года. Сказывается ли вступление Ирана в ШОС на темпе и объеме ваших сделок?

– Может быть, с 1 января или, скорее, после иранского нового года (21 марта) что-то начнет меняться, но пока это никак не ощущается. В 2019 году у нас с Ираном было принято важное соглашение о зонах свободной торговли. После этого на многие товары взаимной торговли были снижены пошлины. Соглашение о снижении пошлин было обоюдным: мы снизили – они снизили. Но то, на что они снизили, они же и запретили к ввозу! На мебель снижена пошлина, но мебель запрещена к импорту в Иране.

– Маленькая восточная хитрость.

– Наверно. Снижены пошлины и на пшеницу. Но Иран ее у России почти не покупает.

– А что же покупает Иран из наших злаковых культур?

– В основном, ячмень и кукурузу. Комбикорм пошел массово с этого лета.

– Но неужели им вообще не нужна пшеница? В Иране же не так много посевных площадей.

– Они покупают ее у США.

– ?!

– Американцы покупают пшеницу в России в большом количестве, а потом перепродают Ирану: до 12 млн. тонн с их помощью идут в иранский порт Бандар-Имам в Персидском заливе через Босфор и Суэц.

– Какая нелогичная логистика!

– В ней есть своя логика. Американцы, заморозившие иранские деньги, в какой-то момент открывают Ирану нужный клапан, и оттуда идет целевой поток долларов для закупки пшеницы. А иранцы по этому поводу рассуждают: «С паршивой овцы хоть шерсти клок».

– В прессе не раз появлялись сообщения, что Иран вышел на российский авторынок.

– Да, в прошлом году Иран поставил в Россию сто легковых автомобилей.

 – А почему так мало? Они что, низкого качества?

– Нет, они просто не сертифицированы в России, а иранцы не хотят платить за сертификацию, в отличие от китайцев и корейцев.

– А как же они к нам поступили без сертификации?

– Как пробная партия для Яндекс-такси. Не для продажи в автосалонах. Ну и в ту сторону пошло движение – «КАМАЗ» возобновил свою работу в Иране, «ВАЗ» недавно возил свои машины на выставку в Тегеран. И наши там, в отличие от иранцев, эту сертификацию сделают, и будут активно продавать свою продукцию.

– Сейчас Вы собираетесь на выставку в Тегеран, посвященную логистике. Что изменилось в этой сфере за последние годы?

– Стало больше контактов, стало больше логистических компаний работать с Ираном. И не просто где-то общаться-встречаться, а именно работать. Ранее с Ираном постоянно проводили сделки 3-4 российских компании, а сейчас уже несколько десятков. Иран постепенно перестает быть Terra Incognito для наших предпринимателей. Сейчас из Турции что-то выгоднее, по логистике, провезти через Иран, чем через Грузию-Азербайджан.

Могу с уверенностью сказать, что растет грузооборот. По Каспийскому морю за 2023 год грузопоток увеличился примерно в полтора раза. Только в районе Астрахани действует 17 портовых терминалов, а на Каспии в Иране – это порты Амирабад, Ноушехр, Энзели, Каспиан и иранская Астара. При этом по железной дороге из России в Иран идут грузы по «Восточной ветке» в рамках коридора «Север-Юг» (их возит РЖД «Логистика»). Кроме этого, через азербайджанскую Астару и через Армению идет автомобильный транспорт.

– Насколько я помню из ваших же семинаров, проводившихся лет 6-7 тому назад, в торговле с Ираном для предпринимателей малого и среднего бизнеса было два камня преткновения: отсутствие гарантий при страховании грузов и сложности с банковскими переводами из-за отключенной у Ирана системы SWIFT. Сейчас от нее отключены и многие наши банки. Как теперь обстоят дела с взаиморасчетами и страхованием грузов?

 – Некоторые подвижки здесь есть. Раньше страхованием у нас занималось всего две компании, сейчас уже не меньше десяти с практикой по страхованию сделок, выплате страховых премий в случае аварий или хищений. У них уже всё на потоке и достаточно стабильно. Страховые ставки такие же, как для товаров в Китай, Индию и Европу – 0,12-0,2%.

А вот по платежам немного сложнее – на сегодняшний день в РФ с Ираном реально работает только один банк. И из-за этой монополизации комиссия достигает 22-25%. Поэтому при продаже своего или покупке иранского товара выгоднее положить деньги на депозит в каком-нибудь иранском банке, а не делать торговые сделки.

– Может быть, выгодны бартерные сделки?

– Нет, бартер это еще хуже. Это надо туда привезти груз, там его продать и на эти деньги купить то, что тебе надо, а для этого придется держать в Иране целый штат людей, которые за твои деньги будут этим заниматься. Потом всегда останутся «хвосты» бартерной продукции – нетоварные остатки от партий, отбраковка, неликвиды и пр.

– Какой же оптимальный выход из этой ситуации?

– Мы нашли выход через расчеты в юанях. Можно и в дирхамах, но их пока мало, а юани есть в нужном количестве и у нас, и у тех фирм, которые связаны с Ираном. И в этом случае потери уже не 25%, а 2-3%, что приемлемо и позволяет уже торговать, а не держать средства на депозите.

– Получается, что китайские банки спасают российско-иранскую торговлю!

– Да, они объективно приносят пользу. И себе тоже – они же замещают доллар в мировой торговле.

– У России с Китаем годовой товарооборот в 2023 году превысил 200 миллиардов долларов, а с Ираном всего 5 млрд. Неужели торговля не очень-то и выгодна обеим нашим странам?

– Существует еще закрытое сотрудничество, которое не включается в эту сумму. Я думаю, что она примерно такая же. Если бы торговля была не выгодна, то товарооборот бы не вырос на 20% в этом году. Но я бы не стал сравнивать показатели с Китаем – сейчас он будет намного опережать любую страну. Надо принимать во внимание разные санкции, которые мешают и нам, и иранцам. Однако движение навстречу друг другу всё же ощущается. Сейчас там начали активно работать российские нефтегазовые компании, «Газпром» рассматривает возможности открытия газового хаба в Иране.

Заметно возросли туристические потоки, притом не только из Ирана в Россию, но и в Иран, который у нас становится, я бы сказал, модным направлением. В России стало в разы больше иранских студентов (раньше многие иранцы учились в украинских вузах). Увеличилось количество авиарейсов из России в Иран, что весьма показательно. Вот сейчас мы едем на выставку по логистике в Тегеран, везем туда делегацию руководителей российских компаний. Хотим развеять миф, что в Иране невозможно иностранцу открыть фирму.

– А что, можно, без проблем?

– Конечно! Пожалуйста! В любой иранской провинции при представительстве государственной власти есть своя регистрационная палата, где можно зарегистрировать свою фирму, чтобы работать в Иране. Более того, могу засвидетельствовать, что это гораздо дешевле, чем в Эмиратах.

– И насколько, если не секрет?

– Если в ОАЭ регистрация фирмы стоит 25-30 тысяч долларов, то в Иране это 2-3 тысячи, то есть в 10 раз дешевле!

– А что бы вы посоветовали российским бизнесменам, которые хотят развивать свой бизнес с Ираном?

– Ну, прежде всего, надо самому ездить, разговаривать, договариваться, всё проверять.

– Может быть, есть какие-то особенности иранского бизнеса, которые вы уже изучили за полтора десятилетия работы на этом поприще?

– Одна из таких особенностей заключается в том, что иранцы не любят вкладывать свои деньги в совместные предприятия. Поэтому с самого начала вы должны ориентироваться на то, что приедете туда со своими деньгами, и сами будете организовывать свой бизнес. Но здесь есть и положительный момент: во всех спорных случаях ваша работающая в ИРИ компания (со 100% российским капиталом) и иранская компания-ответчик по иранскому законодательству находятся совершенно в одинаковом положении, и в арбитраже действует прецедентное право.

Если же нужна консультация – мы всегда готовы придти на помощь. В нашей клиентской базе больше 1000 компаний, которым мы оказывали услуги по Ирану: от маркетинговых обзоров и консультаций до содействия в оформлении виз и бронировании отелей.

– 1000 российских компаний?

– Не только. Есть из Казахстана, из Белоруссии, из Восточной Европы, из Индии даже.

– А с иранской стороны?

– Намного меньше, конечно, но они есть и оплачивают наши услуги.

– А как вас найти?

– У нас есть официальный сайт РусИранЭкспо, где все наши контакты. Семинары и «круглые столы», которые мы проводим по бизнесу с Ираном, находятся в свободном доступе: https://youtube.com/@RusIranExpo?si=w28LdeIQQerEBZEE. Мы открыты для всех и рады быть полезны.

– Спасибо, что уделили время для этого интервью. Желаю вам успехов в дальнейшем развитии российско-иранских деловых связей!

– И вам спасибо за возможность рассказать о нашей деятельности.

Беседу вела Аида СОБОЛЕВА.

27 декабря, 2023

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Наши партнеры
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели