Все ратифицировали конвенцию по статусу Каспия, кроме Ирана. Чего ждут в Тегеране?
Колонка редактора

Все ратифицировали конвенцию по статусу Каспия, кроме Ирана. Чего ждут в Тегеране?

Редактор портала «Каспийский вестник» дал интервью азербайджанскому изданию Vzglyad.az.

— Второй Каспийский экономический форум пройдет в Москве осенью 2021 года. Каковы ожидания от этого форума? Какие актуальные вопросы по Каспию важно поднять на этом форуме, на ваш взгляд?

Регулярное проведение Каспийского экономического форума предусматривает подписанное в 2018 году на Пятом каспийском саммите в Актау Соглашение между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве. Соглашение призвано способствовать дальнейшему укреплению и развитию взаимодействия прибрежных государств в промышленной, торговой, энергетической, транспортно-логистической, инновационной, туристической, информационной и других сферах, представляющих интерес.

У Второго Каспийского экономического форума довольно сложная судьба, если можно так выразиться. Изначально его планировалось проводить в Астрахани в 2021 году. В дальнейшем российское Правительство приняло решение перенести Форум в Москву, что во многом было вызвано негативным влиянием пандемии коронавирусной инфекции 2020 года, что не позволило астраханским властям полноценно подготовиться к этому важному мероприятию. Однако до сегодняшнего дня под вопросом и проведение Форума в Москве. Изначально намеченный на август 2021 года Форум был перенесён на неопределённый срок, как сообщалось из-за невозможности участия иранской стороны в мероприятии в определённые ранее сроки. Скорее всего, это было связано с политической ситуацией в Исламской Республике, именно в это время официально вступал в должность новый президент Ирана Сейед Эбрахим Раиси.

В настоящее время какой-то определенной даты проведения Второго Каспийского экономического форума не названо, что не может ни вызывать обеспокоенности. Не исключено, что будет решено провести Форум в онлайн-формате.

Что касается ожиданий от проведения экономического форума прикаспийских государств, то следует привести высказывание Дмитрия Медведева в бытность последнего председателем правительства РФ. Тогда он отметил, что проведение этой международной конференции будет способствовать расширению сотрудничества прикаспийских государств во всех областях – от экологии до образования.

На мой взгляд, в рамках предстоящего пятистороннего мероприятия важно продолжить реализацию мероприятий по развитию сотрудничества в транспортной сфере, выйти на новые договоренности, которые позволят нарастить через созданную транспортную инфраструктуру объёмы торгового оборота региональных государств.

В ходе Второго каспийского экономического форума, как известно, будет проведено очередное заседание Ассамблеи государственных университетов прикаспийских государств, в рамках которого ВУЗы могут выйти на новые договоренности, которые в том числе позволят укрепить научные связи в регионе. Совместные научные проекты в сфере экономики, в свою очередь, могут способствовать развитию торгово-экономического сотрудничества в регионе.

— Как, по-вашему, чего удалось достичь после подписания Конвенции о правовом статусе Каспия?

Так уж исторически сложилось, что переговорный процесс прикаспийских государств, особенно по вопросам международно-правового разграничения Каспийского моря, ведётся в достаточно закрытом режиме. Поэтому сложно сказать, как сегодня продвигается решение этих вопросов, прежде всего разработка соглашения о методике установления прямых исходных линий на Каспийском море. Напомню, что после подписания именно этого документа на Каспии впервые в его истории должны появиться должным образом оформленные и признанные в соответствии с международным правом государственные границы.

Безусловным достижением можно считать запуск механизма пятисторонних регулярных консультаций под эгидой министерств иностранных дел на уровне заместителей министров иностранных дел/полномочных представителей прикаспийских государств, так называемой Рабочей группы высокого уровня. Целью Рабочей группы является эффективное выполнение Конвенции о правовом статусе Каспийского моря и обзор различных аспектов сотрудничества на Каспии. Состоялось три раунда консультаций нового формата, в рамках которых, главным образом, разрабатывается вышеупомянутое мною соглашение по исходным линиям на Каспии.

Также необходимо отметить, что достаточно активно представители прикаспийских стран в последние три года проводили согласование протокола о сотрудничестве в области борьбы с незаконным промыслом биологических ресурсов на Каспийском море.

По инициативе туркменской стороны ведется согласование соглашения о сотрудничестве прикаспийских стран в сфере научной деятельности.

Таким образом, страны региона продолжают развивать международно-правовую базу сотрудничества, что, безусловно, способствует формированию благоприятных перспектив взаимодействия стран прикаспийской пятерки.

— Конвенция о правовом статусе Каспия еще не вступила в силу. Напомню, что глава МИД РФ Сергей Лавров выразил надежду, что иранский парламент в скором времени ратифицирует конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Какие запреты вступят в силу после ратификации всеми участниками конвенции о правовом статусе Каспийского моря?

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, в принципе, не содержит каких-либо запретов. Только в одном случае в тексте применяется данное слово. В статье 15, касающейся защиты и сохранения экологической системы Каспийского моря и всех ее компонентов, отмечается, что в регионе запрещается деятельность, которая наносит ущерб биологическому разнообразию Каспийского моря.

Вместе с тем, в статье 3 соглашения прописаны ряд принципов, на основе которых осуществляется деятельность сторон на Каспийском море. Это, например, уважение суверенитета, территориальной целостности, независимости, суверенного равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, использование Каспийского моря в мирных целях, обеспечение безопасности и стабильности в Каспийском регионе, стабильного баланса вооружений Сторон на Каспийском море, соблюдение согласованных мер доверия в сфере военной деятельности и многие другие. Всего этих принципов семнадцать. И все они задают определенные рамки деятельности всех прикаспийских государств.

Следует отметить, что в последнее время особое внимание приковано к такому принципу, как неприсутствие на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих Сторонам. Именно это положение Конвенции во многом стало камнем преткновения между Азербайджаном и Ираном. Проведение азербайджано-турецких и азербайджано-турецко-пакистанских военных учений в Каспийском море вызвало негативную реакцию в Тегеране, что в итоге привело к существенному охлаждению ирано-азербайджанских отношений, весьма позитивно развивавшихся в последние годы.

Это наглядно показывает, как положения Конвенции, их толкование и применение на практике могут отразиться на отношениях стран Каспийского региона.

— Глава МИД России Сергей  Лавров на встрече с иранской коллегой выразил надежду, что Иран скоро ратифицирует конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Почему Иран не торопится с ратификацией Конвенции о правовом статусе Каспия? Если не ошибаюсь, все ратифицировали, кроме Ирана. Тегеран медлит с этим вопросом.

Да, действительно, Исламская Республика Иран сегодня остаётся единственным государством региона, которое ещё не ратифицировало Конвенцию. Отмечу, что до ратификации такой документ, как правило, не имеет юридической силы и не обязателен для не ратифицировавшей стороны, хотя Венская конвенция о праве международных договоров и велит государству, подписавшему международный договор, впредь до ратификации или отказа от неё воздерживаться от действий, лишающих документ «объекта и цели», то есть явно идущих вразрез с теми задачами, которые он призван решить.

Сложившееся положение, безусловно, негативно сказывается на реализации положений, предусмотренных этим важным соглашением, которое не зря называют «Конституцией Каспия».

Что касается причин отсутствия ратификации, то они во многом связаны с особым вниманием иранского общества к данной проблематике. В политических и экспертных кругах Ирана бытует мнение, что подписанное в 2018 году соглашение может ухудшить стратегические позиции Ирана в регионе.

После подписания Конвенции бывший президент ИРИ Хасан Роухани подвергся критике со стороны консерваторов в бывшем составе парламента и религиозных деятелей Ирана. Главу государства и министра иностранных дел Мухаммеда Зарифа обвиняли в пренебрежении интересами страны. Сегодня консерваторы, как известно, занимают более сильные позиции в избранном в 2020 году парламенте, поэтому сложно спрогнозировать, когда же этот крайне важный вопрос будет окончательно решён. Кто знает, может возникший в сентябре кризис в отношениях Баку и Тегерана в итоге подстегнёт иранских парламентариев более благосклонно оценить положения Конвенции и предусмотренные соглашением принципы деятельности сторон на Каспии.

Однако технически этот вопрос, как заявлял бывший министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, связан с решением вопроса об установлении прямых исходных линий на Каспии. Именно с решением этого вопроса в Иране увязывают успешную ратификацию Конвенции.

26 октября, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ
ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ О КАСПИИ
Фото дня
Мы на Facebook
Facebook Pagelike Widget
Яндекс.Метрика
Перейти к верхней панели